Красноярский ТЮЗ показал в столице музыкальную трагикомедию «Биндюжник и Король», у которого были все шансы получить «Золотую маску». И он их не упустил.

Постановщикам (режиссер Роман Феодори, сценограф Даниил Ахмедов, ) удалось удивительным и органичным образом скрестить истории Бабеля о смене поколений, шлягерность музыки Журбина и светописную эстетику Уилсона. В итоге получился визионерский стильный и эмоционально насыщенный спектакль. В разговорные диалоги естественным образом вплетаются музыкальные номера, которые фонтанируют запоминающимися мелодиями и жанровым изобилием. Взяв за основу музыку журбинского мюзикла, телеверсия которого вышла аж в 1989 году с Арменом Джигарханяном в роли Менделя Крика, создатели спектакля ее творчески переосмыслили и переаранжировали. В партитуре, которую исполняет небольшой инструментальный ансамбль под руководством Ольги Шайдуллиной, наряду с вальсами и еврейскими мелодиями можно услышать гитарные рифы «Pink Floyd» и нарочито грязное звучание панк-рока в духе «Sex Pistols». Если углубиться в выявление соотношений между разговорными диалогами и музыкальными номерами, окажется, что последних не так уж и много, а основная роль музыки – представление главных персонажей, у каждого из которых есть свой сольный номер, и живописная обрисовка места действия. При кажущейся диспропорции такого соотношения абсолютно не возникает ощущения насильственной встроенности музыкальных номеров в драматическое действо. Во многом благодаря игре актеров, для которых, кажется, вполне естественно переходить от разговоров на пения и обратно. Мелодии А. Журбина достойно и характерно исполняются голосами, изначально больше практикующими театральные диалоги и мелодекламацию.

Важную роль в спектакле играет свет (художник Тарас Михалевский в списке номинантов на «Золотую маску»), который формирует пространство сцены, эстетику спектакля и помогает раскрытию образов. Герои часто появляются из темноты в жестком луче узконаправленного света, который освещает только их головы. Такой прием создает впечатление мгновенно написанного крупнопланового портрета на черном фоне.

Весь сюжет «Биндюжника и Короля» нарезан на короткие эпизоды, динамично сменяющие один другой и переносящие зрителя-слушателя в разные места одесской Молдаванки. При этом нет ощущения склейки – спектакль воспринимается как единое целое.  Еще больше усиливает впечатление игры с пространством – от подсматривания в замочную скважину до гулянья в просторном трактире.

Драматичный финал выворачивает эмоции зрителя на изнанку. Мендель Крик (Савва Ревич, еще один претендент на «Маску»), деспотичный тиран в летах, планирующий продать свое дело ради молоденькой вертихвостки-любовницы (Елена Кайзер тоже в числе номинантов), оказывается жертвой, достойной сочувствия и сопереживания. Особенно запоминается силуэтный эпизод, в котором остается только безжизненное тело Менделя на руках у его верной жены Нехамы (Лада Исмагилова).

Мюзикл, в котором, на первый взгляд сочетается несочетаемое, позволяет посмотреть и переосмыслить показанную в нем историю и, выведя ее как бы за пределы одесского райончика и насытив еврейским колоритом, придать ей абсолютно иной масштаб.

Наталия Сергеева

Фото: goldenmask.ru

Вернуться к списку новостей

Опрос

Включая радио "Орфей", Вы ожидаете, что...

Завершить Please select minimum {0} answer(s). Please select maximum {0} answer(s).

Рассылка