Большим концертом в двух отделениях на сцене Концертного зала Российской академии музыки имени Гнесиных отметил свой четвертьвековой юбилей один из старейших в постсоветской России церковных хоровых коллективов – Праздничный мужской хор Новоспасского монастыря.

Он – ровесник новой России, ровесник возрождения церковных певческих традиций в нашей стране. Причем ровесник дважды. В годы перестройки мощной объединяющей, стимулирующей и возрождающей датой для православных всего Советского Союза стал большой юбилей 1988 года – тысячелетие Крещения Руси. Именно тогда благодаря православной вере и любви к церковному певческому искусству объединилась группа профессиональных московских певцов и хормейстеров, работавших в разных учреждениях культуры столицы, и создала новый коллектив – предтечу нынешнего Праздничного хора, который, стало быть, – ровесник духовного пробуждения страны. А в 1991-м, когда пришло и политическое обновление, когда на карте мира вновь появилось само слово «Россия», возродился к духовной жизни и Новоспасский монастырь – древняя святыня, родовая обитель царской династии Романовых, и у него уже оказался готовым к служению сложившийся певческий коллектив, получивший «прописку» и официально утвердившийся при старом-новом монастыре.

За минувшие 25 лет сделано немало. Первое и главное его предназначение – служение в храме: своим отточенным мастерством и колористически богатым звучанием он придал особую торжественность монастырским таинствам. Благодаря этим уникальным качествам хор быстро становится известным за монастырскими пределами, хотя первоначально и достаточно долгое время не стремится к широкой гастрольно-концертной деятельности, выполняя преимущественно прикладную функцию. Однако, как говорится, «шило в мешке не утаишь», и вопреки другой русской поговорке – «хорошее лежит, а плохое далеко бежит» – слава о замечательных певчих из Новоспасского быстро распространилась сначала по Москве, а затем и далее. Хор становится участником богослужений вне стен монастыря, прежде всего патриарших в соборах Московского Кремля, а позже начинается и его артистическая творческая жизнь. Хор завоевывал высшие премии и звания лауреата на конкурсах в Венгрии, Польше и Греции, гастролировал в Финляндии, Швеции, Германии, Словении, Китае и, конечно же, по городам России (Рязань, Тюмень, Саранск, Саратов, Петрозаводск).

Центральное место в его репертуаре справедливо принадлежит церковной музыке, что было явственно и на юбилейном концерте в Гнесинке, где прозвучали духовные произведения Чайковского, Чеснокова, Ипполитова-Иванова, Калинникова, а также менее известных композиторов – Якова Чмелева, Алексея Косолапова, Александра Третьякова, Добри Христова. Но, понимая потребность слушательской аудитории воспринимать разную музыку, хор не замыкается только на таком репертуаре. В праздничный вечер публику побаловали и русскими народными песнями («Эй, ухнем», «В тёмном лесе», «Вдоль по Питерской»), а также грузинской «экзотикой» (народная песня «Цхеноснури»), и хитами прошлых десятилетий и даже столетий («Памяти “Варяга”» Алексея Турищева, «Амурскими волнами» Макса Кюсса, «Вдоль по улице метелица метет» Александра Варламова, «Прощанием славянки» Василия Агапкина, «Калинкой» Ивана Ларионова), и произведениями современников («Зелен луг» Бориса Чайковского из музыки к кинофильму «Женитьба Бальзаминова», «Монастырь» Владимира Волкова).

Фирменный стиль камерного коллектива (в концерте приняли участие 17 певчих) – это физически осязаемая мощь и твердость звука, сочного, упругого, богатого тембровыми красками и при этом образующего акустическое единство, – сам звук коллектива уникален и самоценен, его не устаешь слушать, им любоваться, хочется возвращаться к этой укрощенной стихии вокала вновь и вновь. При этом – идеальный строй, прослушиваемость партий, отдельных линий при сохранении общей архитектоники звучания, широкая нюансовая палитра, когда коллективу подвластны все градации от оглушающих форте до тончайших, кружевных пианиссимо (что богатым и сильным голосам сделать, как известно, совсем не просто – но ребятам весьма удается нежное, трепетное, ласковое пение), разумное и очень искусное пользование контрастами, создающими эстетическое разнообразие и не дающими публике заскучать ни на минуту. Безусловно, вы слышите русский церковный коллектив, со всеми его характерными признаками и особенностями, укорененного в национальной исполнительской эстетике, и вместе с тем «новоспассцам» удаются и стилистические нюансы, ювелирный подход к разной музыке, что было удивительно услышать уже в песнопении, открывавшем концерт («Христос воскресе»): оно исполнялось на трех языках – греческом, латыни и церковнославянском, и для каждого проведения хор находил свой особый звук, свою манеру.

Безусловное вокальное благополучие – отличительная черта коллектива: он сбалансирован по составу голосов, и сами эти голоса – незаурядные. Густые, гудящие словно церковные колокола басы, яркие, обжигающие тенора, пластичные, обволакивающие, пастозные, сцепляющие хоровое единство средние по диапазону баритоны. Всем без исключения присущи четкость в произнесении слов, впечатляющая мелкая техника (особенно искусно продемонстрированная в Малом славословии Чмелева), убедительность звучания по всему диапазону и, конечно же, выразительность и музыкальность исполнения. Вокальное благополучие было явлено и в прекрасных солистах, каждый их которых – яркая индивидуальность (бас Константин Бойко, тенора Сергей Зайцев и Алексей Пятецкий, баритон Евгений Насонов). Ну и самое главное, у коллектива – безусловный и талантливый лидер, прекрасный хоровой маэстро Станислав Попов, с истинно академичной манерой дирижирования – ясной, четкой, понятной и выразительной. После концерта мы попросили артиста ответить на ряд вопросов.

– Станислав, расскажите, пожалуйста, почему программа Новоспасского хора называется «Небо и земля»?

– Когда мы готовили юбилейный концерт, то учитывали два главных момента. Во-первых, идет Рождественский пост – подготовительное время к Рождеству Христову, «Небо и земля» – это название очень известной рождественской колядки, а второе – название удачно отражает концепцию нашего выступления: первое отделение – духовная музыка, это «небо», второе отделение – музыка светская, то есть «земля». Две составляющие, небесное и земное, всегда незримо переплетены в человеке на протяжении всей его жизни. Мы попытались выразить эти два фактора в музыке.

– Есть какие-то музыкантские, профессиональные особенности в исполнении духовной музыки, что значит ее исполнение для современного человека?

– Духовная музыка – музыка вокальная, в ней есть слова, некая конкретика, но духовной ее делает именно предназначение. Она так бы и оставалась просто вокальной музыкой, если б не создавалась специально для молитвы. В этом основная трудность, в донесении молитвенного текста, настроя, но композиторы нам сильно помогли в этом. Мы постарались взять в программу те сочинения, в которых музыкальный текст находится на столь же высоком уровне, что и литературно-богослужебный. Чесноков, Ипполитов-Иванов, Виктор Калинников и пр., они были превосходными хоровиками, обладавшими незаурядным талантом. В их произведениях всё продумано до мельчайших деталей. Нам оставалось только следовать их стилю, музыкальному замыслу. Я видел реакцию зала на наше выступление, как после концерта люди уходили совсем другими, преображенными.

– Трудно ли сочетать творческую деятельность и служение в храме?

– И трудно, и легко одновременно. С одной стороны, у хора есть свои обязанности в монастыре. В отличие от некоторых коллективов, которые являются монастырскими лишь по названию, а на деле – просто колесят с концертами по просторам нашей страны, мы своим пением сопровождаем все воскресные и праздничные службы Новоспасской обители. С другой, Господь помогает не только проходить путь служения, а нести наше искусство на концертные подмостки, где нас могут слышать и невоцерковленные, и неправославные. Можно назвать это музыкальным миссионерством. Трудности есть во всём, но мы их не боимся.

– Хор Новоспасского монастыря охотно приглашают участвовать в концертах, на гастроли?

– Я бы не сказал, что мы этим сильно избалованы. Конечно, нас любят и знают многие. До сих пор о нас по-доброму вспоминают в Финляндии, куда на протяжении десяти лет хор успешно выезжал с гастролями. Но сейчас ощущается монополизм, на концертный рынок, где в основном выступают два-три церковных коллектива, пробиться трудно. Да, они талантливы, заняли свою нишу, но, согласитесь, что считанные топовые коллективы на всю огромную Россию – слишком мало.

– Ваш хор поет только a cappella?

– Знаете, это самое трудное. Петь с инструментальным сопровождением, как в западной церкви под орган, намного проще. Все хоровые недостатки скрыты за звучанием инструмента. Ансамбль, строй, четкое произнесение слов при этом не так уж и важны. А акапельное пение элитарно. Оно собственно только и используется в православном богослужении. К слову, все же опыт пения в больших составах у хора имеется. Несколько лет назад нам довелось участвовать в исполнении оратории Бориса Гребенщикова и Андрея Микиты «Семь песен о Боге» совместно с Госоркестром имени Е. Светланова и Синодальным хором Алексея Пузакова. Было очень интересно работать в таком проекте. Теперь нас пригласили на Рождественский фестиваль митрополита Илариона Алфеева и маэстро Владимира Спивакова.

– Что еще интересного в юбилейном сезоне?

– Из самого знаменательного – концерт на Рождественском фестивале митрополита Илариона Алфеева и маэстро Владимира Спивакова и поездка в Могилев, в братскую Белоруссию, на известный музыкальный фестиваль «Магутны Божа».

 

Александр МАТУСЕВИЧ

Оригинал статьи

/фото mus-mag.ru/

Вернуться к списку новостей

Опрос

Включая радио "Орфей", Вы ожидаете, что...

Завершить Please select minimum {0} answer(s). Please select maximum {0} answer(s).

Рассылка