Мария Юрченко

«Юбилей ювелира» – бенефисный спектакль Олега Табакова, в котором мастер дважды подает пример, как нужно отмечать юбилей – как артист, и как герой, которого он играет… 

По случаю восьмидесятилетия Олега Табакова в репертуаре МХТ им. Чехова появился спектакль «Юбилей ювелира». Пьесу английской писательницы Николы МакОлифф актер выбрал сам, а ее воплощение доверил Константину Богомолову. Режиссер поместил героев в коробку типовой квартиры и приставил к каждому по камере, рассредоточив действие по сцене и четырем экранам.  Сначала они висят низко и заслоняют игровое пространство, усеченное сверху «потолком».

После безрадостного вступления в титрах: «Начало» – «Начало конца» – «Начало конца начинается», экраны отъезжают наверх через специальные отверстия и зависают. Взору зрителей открывается неприглядное, скудно обставленное жилище. Художник Лариса Ломакина выстроила интерьер по принципу развертки: у одной стены стоит неубранная кровать, по центру – обеденный стол с четырьмя стульями, у другой стены – телевизор с одиноким креслом напротив.

Хозяин квартиры – разорившийся ювелир Морис (Олег Табаков), умирающий от рака. Термальная стадия заболевания говорит о том, что его дни сочтены. Прогноз врача – от четырех до шести недель. Только Морису надо протянуть чуть дольше – два месяца до своего 90-летнего юбилея. В этот день к нему должна прийти в гости сама королева Англии. 

В далекой юности его, молодого потомственного ювелира, пригласили в Букингемский дворец для сопровождения королевских драгоценностей. Дело происходило в канун коронации и, по случаю, в тридцатый день рождения героя. Тронутая этим обстоятельством королева обещала вновь поздравить юбиляра через шестьдесят лет, если оба они еще будут живы.

За годы история Мориса обросла всякими красочными подробностями: мимолетный разговор, чаепитие, танец, пробежавшая искра… Полет бурного воображения передается на экраны через черно-белое видео. Встреча с королевой озарила всю жизнь ювелира, потерявшего впоследствии свой бизнес, рассорившегося с сыном из-за его нежелания продолжать семейное дело. И теперь вместо того, чтобы собирать камни, он всерьез готовится к приезду Ее Величества.

Подобное ребячество жутко раздражает жену героя Хелен. Наталья Тенякова играет с тем качеством достоверности, когда невольно вспоминаешь кого-нибудь из своего окружения – бабушку, свекровь, тещу. Ее преданность омрачена зудящей сварливостью, забота – беспочвенными укорами, теплящаяся влюбленность – нежеланием простить. Супруга она знает, как облупленного – вовремя подаст чай и накроет ужин, принесет любимые мятные конфеты. Но горечь не отпущенных обид разрастается внутри хлеще, чем мутирующие клетки в организме ее мужа, заставляя сердце черстветь от досады и ревности.

Приходящая по найму сиделка по мере сил пытается сплотить семейство, но для подобных подвигов ей самой не хватает ни опыта, ни сердечности. Героиня Дарьи Мороз – замкнутая, бесстрастная особа с неустроенной личной жизнью и травмированной самооценкой. Воздушным замкам она предпочитает непогрешимую трезвость. «Согласитесь, Морис, вы неплохо пожили. 89 – хороший возраст», – заявляет она без обиняков. Больной же напротив в жалости особо не нуждается и сам иной раз горазд пошутить над своим положением. «А мы тут морфием балуемся», – сообщает он подоспевшей из магазина жене.

Чрезвычайно интересно наблюдать, как режиссер преодолевает (в лучшем смысле этого слова) колоссальную харизму центрального актера, точно инкрустируя ее в персонажа. Морис в исполнении Олега Табакова – неисправимый ловелас, чье обаяние мгновенно воспламеняется при виде молодых девушек, будь то королева или закомплексованная медсестра (последняя ему открыто пеняет на чрезмерные заигрывания). Присутствие рядом с ним двух неулыбчивых, угрюмых дам делает ансамбль по-настоящему глубоким и конфликтным.

Визуально спектакль вскрывает подспудные резервы театральности. По залу расставлены «живые» камеры, которые пристально следят за происходящим на сцене. Лица актеров крупным планом проецируются на экраны с четырех разных ракурсов. Это помещает зрителя в ситуацию не только дискомфорта, но и выбора. С одной стороны, ему предоставляется редкая возможность увидеть то, что обычно скрыто от взора в театре, с другой – само условие пребывания здесь обязывает смотреть на сцену.

Такой же конфузящий эффект производят поэтичные до жути титры. «Память — это клетки мозга. Рак умножает клетки. Рак умножает память. Память — это опухоль». Уж будем ли мы радоваться, когда в дверь наконец постучится… королева – пожилая, но изысканная дама, с голосом жены и в парадном платье, убаюкивающая ласковыми речами, зазывающая с собой. Ведь неспроста нас до этого предупреждали, что «Смерть – приятный гость, если умирающий радушный хозяин».

 

Читайте также про новые спектакли МХТ им. Чехова: Горькая и сладкая жизнь 

Опрос

Включая радио "Орфей", Вы ожидаете, что...

Завершить Please select minimum {0} answer(s). Please select maximum {0} answer(s).

Рассылка