"Наш волшебный Ребиков, - говорил Дебюсси, - Я ему обязан несколькими чудными мелодиями". Дариус Мийо говорил, что Ребиков подарил ему много новых ощущений, а Петр Ильич Чайковский называл его талантливым, дерзким и странным композитором"...

Александр Васькин: "Странный композитор - это еще слабо сказано! Он же еще и "пустоцвет русского модернизма", "художник-подвижник", "прямой наследник Мусоргского" и "просто дилетант". Как только его не называли! Мне очень нравится характеристика, которая надолго прилепилась нему, благодаря советским музыковедам. Ведь где исполняли Ребикова? В музыкальных школах. В чем же его обвиняли? Оказывается, он был сильно виноват перед советским слушателем: не принял революцию, бежал от нее, вместо того, чтобы участвовать в строительстве новой советской революционной культуры. Более того, он был недостаточно самокритичен и логичен, а главной бедой его была некоторая недостаточность таланта..."

Ирина Кленская: "Ребиков говорил: "Слава богу, что меня ругают! Слава богу, что меня скоро забудут! Потому что слава не для меня. Она опасная игрушка, я ее боюсь. Она терзает людей очень больно...."