Фестиваль «Опера априори» набирает обороты. Родившись всего лишь год назад, но заявив о себе сразу ярко, весомо, свой второй сезон он проходит с не меньшим драйвом, предлагая публике уникальные программы и уникальных исполнителей. Фантастическая харизма его организатора и вдохновителя Елены Харакидзян движет молодой столичный музыкальный проект в правильном направлении – красоты, гармонии, настоящей музыки, обогащая и так небедную палитру московской музыкальной жизни новыми значимыми штрихами и красками. Три концерта этого сезона в стенах Большого зала консерватории абсолютно разные, не похожие друг на друга – впрочем, так было и в прошлом году: открыл фестиваль в феврале всемирно известных баховский контратенор Андреас Шолль, завершит его июне грандиозное приношение главному юбиляру этого года – Петру Ильичу Чайковскому.

 

Второй же концерт фестиваля, состоявшийся 23 апреля, тоже посвящен знаменательной дате – но совсем другого рода, другого окраса и иного смыслового наполнения: дате печальной, трагической – столетию геноцида армянского народа в Османской империи, широко поминаемому сегодня во всем мире. «Великое злодеяние» - так в армянской традиции обозначено это горестное событие, унесшее жизни полутора миллионов представителей маленького древнего народа, пронесшего сквозь века свою национальную идентичность и свет Христовой истины. События столетней давности – рана до сих пор кровоточащая: и масштаб трагедии слишком велик, но не в меньшей степени причина этого в том, что ее виновники так и не принесли покаяния, более того, продолжают упорствовать в отрицании геноцида как такового. Одно из первых столь грандиозных преступлений против человечности, совершенных в кровавом 20-м веке, оказалось, отнюдь не последним и, как это не ужасно звучит, не самым масштабным, не самым массовым, но нераскаянность в преступлении и даже его непризнание как такового по сию пору отдается болью в сердцах армян всего мира.

Помянуть жертв решили исполнением одного из самых величественных, эмоционально сильных произведений отечественной музыки последних десятилетий – Реквиемом Вячеслава Артёмова. Композитор посвятил свое сочинение, появившееся на излете советской эпохи, «мученикам многострадальной России», но так распорядилась судьба, что опус родился в трагическом для Армении 1988 году – году страшного землетрясения в Спитаке, ставшего своего рода прелюдией нового витка кровавой драмы в Закавказье и на Кавказе в целом – а ненависть, противостояние, увы, продолжают бытовать в этом благословенном краю с той поры и по сей день, обагряя древнюю землю все новой и новой кровью. Тогда, в конце 1980-х, новое сочинение русского советского композитора в память о погибших звучало по Всесоюзному радио, став чуть ли не первым крупным произведением «религиозной направленности», столь широко представленным «в стране победившего социализма и атеизма». Наверно от того это сочинение столь знаково и дорого для армян также, как и для русских, и поэтому совершенно оправданно его исполнение в день трагического юбилея-поминовения.

Философские глубины, эпическая мощь, предельно обостренная эмоция – много чего переплелось в этом грандиозном сочинении. Музыкальные пласты, представленные мощными голосами хоров и оркестровыми партиями, словно штормящие волны накатывают на слушателя, подавляя, заставляя содрогнуться и ужаснуться бездне горя, масштабу нечеловеческих страданий. Сразу после мировой премьеры «флагман советской музыки» Тихон Николаевич Хренников, до того весьма критически относившийся к Артёмову, справедливо заметил, что этим сочинением композитор обессмертил себя, встав вровень с Моцартом и Верди, а, быть может, даже превзошел их. Трудно не согласиться с этим мнением: эмоциональное воздействие этой музыки очень велико, она самобытна и оригинальна, но в то же время, с предыдущими великими реквиемами, тем же вердиевским, чувствуется явственное родство – по апокалиптичности звучания, силе эмоционального высказывания, мастерскому обращению с циклопическими толщами звучностей, умело спаянных композитором в звуковую фреску ренессансного масштаба.

Для исполнения этой глыбы организаторам фестиваля удалось привлечь лучшие силы – яркие и сочные голоса Капеллы имени Юрлова гармонично сочетались со свежим звучанием Хора мальчиков Свешниковского училища, прочную инструментальную основу обеспечивал один из самых выдающихся отечественных коллективов – Российский национальный оркестр под управлением Михаила Плетнева, за пультом которого в этот раз стоял маэстро Эдуард Топчян, художественный руководитель и главный дирижер Государственного филармонического оркестра Армении.

 

Великолепный квинтет голосов, образующих сложнейшие ансамбли, подарило участие прославленных армянских вокалистов, имеющих признание на самой широкой международной арене. По праву первое место среди них принадлежит звездному сопрано Асмик Папян, чье выдающееся искусство радует слушателей всего мира уже не одно десятилетие. Мощный, звучный, где-то даже стальной голос Папян идеален для передачи трагедийных красок – не зря лучшей партией певицы считается беллиниевская Норма. Прекрасный ансамбль с ней составили две другие сопрано более молодого поколения (у Артёмова три женских высоких голоса) – Лиана Алексанян и Термине Зарян. Мужской дуэт был представлен хорошо известными московской и более широко российской публике певцами: героический, сверкающий Heldentenor Ованес Айвазян противостоял мягкому и сочному, ласкающему слух солнечному баритону Арсена Согомоняна.

 

Александр Матусевич

/фото Ira Polyarnaya/OPERA APRIORI/

Вернуться к списку новостей

Опрос

Включая радио "Орфей", Вы ожидаете, что...

Завершить Please select minimum {0} answer(s). Please select maximum {0} answer(s).

Рассылка