О своей жизни в программе «Нездешние вечера» на радио «Орфей» рассказывает известная актриса театра и кино, Народная артистка РСФСР – Людмила Васильевна Максакова…

Людмила Максакова родилась в семье советской оперной примадонны – Марии Петровны Максаковой. Детские годы будущей актрисы прошли в знаменитом Доме артистов Большого театра в Брюсовском (а ныне Брюсовом) переулке в окружении таких звезд прославленной сцены, как Антонина Нежданова, Елена Катульская, Михаил Габович, Николай Голованов, Иван Козловский, Бронислава Златогорова и Надежда Обухова. «Это было очень жизнеутверждающее сообщество людей, составляющих цвет нашей культуры», – вспоминает артистка.

Юная Людмила училась в Центральной музыкальной школе и занималась игрой на виолончели. «У меня было ощущение, что весь мир занимается только музыкой и больше ничем: все вокруг пели, играли на инструментах – гаммы, вокализы, звуки божественной арфы раздавались повсюду – Эрдели (Ольга Эрдели – советская арфистка, –прим. ред.) жила в нашем доме…», – рассказывает Максакова.

Описывая атмосферу в семье, Людмила Васильевна вспоминает: «Я совершенно не помню, чтобы в моем окружении были какие-нибудь дети. Только взрослые, мир взрослых – я очень рано в него попала. Дело в том, что ни у кого из них не было детей – ни у Обуховой, ни у Неждановой, ни у Лепешинской... Они все безраздельно жили только своим искусством».

«К сожалению, наш дом был очень дамский, – продолжает Максакова, – настоящий женский монастырь. Мужчин в нем почти не было. Я даже не представляла себе, что такое мужчина, и зачем он вообще нужен. Поэтому, когда я попала в дом Рубена Николаевича Симонова (советский актер и режиссер, педагог Максаковой в Щукинском театральном училище, – прим. ред.), мне открылся совершенно прежде неведомый мужской мир. Это были книги в старинных переплетах, дарственные фотографии Шаляпина и Пастернака, маленькая французская гитара, письменный стол, кабинет, в котором висел его огромный портрет кисти Павла Корина…».

Канарейки Обуховой, таинственный шарф Козловского, чтения Пастернака до утра – вас ждут живописные теплые воспоминания о тех временах, когда еще ценились элегантные манеры, а поэзия была “своеобразным запоем”…