В темпе Presto

Суббота, 12:00;

 

Дата выпуска: 12.05.2017

Обычно композиторы не дописывали свои произведения по одной причине – умирали. Но есть и такие, которым просто становилось скучно, и они начинали сочинять что-то новое, бросая прежнее. К примеру, Глинка.

В концертном зале Рахманиновского общества звучит музыка Михаила Ивановича. За роялем Алексей Сканави – не только замечательный пианист, но и отличный рассказчик.

Алексей СКАНАВИ: Играя Глинку, я пытаюсь постигать его жизненные установки, проникаться духом той эпохи, которая мне тоже близка. Потому что я верю, что через фортепианную фактуру композиторов-пианистов каким-то образом проявляется их внутренний мир. Не только через музыку, но именно через движения рук. Некоторые мои движения при исполнении Глинки могут показаться несколько манерными, но это продиктовано именно его фактурой, штрихами, нюансами, какими-то мелкими лигами и стаккато, авторскими ремарками – там всё буквально написано как играть. И, глядя в его ноты, буквально видишь движения рук».

Русскую песню Глинка полюбил с детства. Уже тогда подмечал красоту мотивов и называл их главными впечатлениями юных лет.

 

Алексей СКАНАВИ: «Именно с него началось то, что сейчас называется русской классической музыкой. У нас есть вещи, которыми Россия славна по всему миру и одна из этих вещей – классическая музыка. И действительно, очень многие принципы того, что составляет русскую классику, зародились именно в творчестве Глинки».

Державность, русский простор и задорная молодецкая удаль. Музыка Глинки словно «Лукоморье» Пушкина – кристально чистая и хрестоматийная. Недаром Михаила Ивановича называют отцом русской национальной музыки.

/Текст и фото – Никита Курочко; звукорежиссёр - Виктор Енченко/