Рецензии и репортажи

 Подборка рецензий и репортажей журналистов радио "Орфей"

Дата выпуска: 26.12.2019

Сотни дирижеров—хоровиков каждый год оканчивают российские музыкальные вузы. Элементарная логика подсказывает, что под молодые кадры следует организовывать кратное количество новых певческих коллективов. Но сегодняшние реалии ломают эту стройную логическую конструкцию — многие выпускники дирижерско-хоровых отделений, освобожденные от практики советских времен, когда они три года должны были «отмахивать» по распределению в какой-нибудь провинции, не работают в дальнейшем по специальности. Тогда почему в той же Гнесинке число проходных мест на факультет «академическое дирижирование» практически не меняется десятилетиями и варьируется вокруг отметки двенадцать-пятнадцать человек?

Вопрос, находящийся в компетенции чиновников от культуры, почему-то любят задавать абитуриентам. Их на вступительном экзамене по основному предмету в лоб нередко спрашивают о том, зачем они подались в дирижеры. Испытуемого прокачивают в плане амбиций, стрессоустойчивости, его мягко готовят к тому, что учебный хор станет для него первым и последним профессиональным инструментом.

Впрочем, история помнит случай, когда, наоборот, приемная комиссия оказалась в ступоре после нестандартного поведения экзаменуемого. Некая молодая особо прямо заявила, что перспектива остаться не у дел ее совершенно не пугает. Девушка пообещала биться за «красный» диплом, просиживать часами за фортепиано, заучивать сложнейшие партитуры, проверить алгеброй гармонию, наконец, четыре раза в неделю засиживаться на хоровом классе допоздна (учебный хор поет сидя), забыв о посещении развлекательных мероприятий и заведений.

Все эти жертвы сполна компенсируются главным вечером ее жизни — госэкзаменом по дирижированию. Не проблема, что итогом нескольких лет каторжных занятий станет выпускная программа продолжительностью в 600 секунд. Но триумфальных по определению. Полсотни пар глаз поющих будут смотреть только на нее и подчиняться ее жесткому жесту, легкому кивку головы. Ощущение полного единения с музыкой и окружающим миром побеждает личностные предпочтения каждого из участников этого потрясающего действа.

Девушку приняли в вуз, она успешно его закончила, но ни разу после госэкзамена к хору так и не вышла. Что, впрочем, не помешало ей, хронической отличнице найти хорошую работу и стать чиновницей от культуры. Прагматизм восторжествовал.

А как быть с идеалистами, которые приемной комиссии признаются в том, что хотят стать Юрловыми и Свешниковами или же руководить хором какого-нибудь приличного музыкального театра? Преподаватели смущенно улыбаются, понимая, что даже при огромном желании не смогут подготовить полноценного специалиста под такие «заоблачные» цели.

Уроки по дирижирования сами студенты часто называют «махнёй» — управлять приходится условным хором, стоя на подставке между двумя концертмейстерами и бросая резкие взгляды на находящуюся на расстоянии метра от него стену небольшого класса. Один сердобольный профессор в Гнесинке размещал в аудитории плакат с изображением настоящего хора, пытаясь смягчить абсурдность учебного процесса.

Уроки-имитации по определению не стыкуются с работой с профессиональным певческим коллективом. Между новоиспеченным дирижером и артистами также вырастает стена непонимания. Ее разрушить невозможно, не имея опыта практических занятий. Тренироваться «на кошечках» молодому хоровику просто негде.

Пенсионерские и «обывательские» хоры при жэках исчезли вместе с СССР, равно как и уроки пения в общеобразовательных школах. Реинкарнация этого опыта убивает сразу несколько зайцев: граждане любого возраста перестают смотреть телевизионные ток-шоу с орущими гостями, которых пытается перекричать ведущий, рискуя сорвать голос и стать профнепригодным. Никто никого не слышит, потому как навыка нет. А пели бы в хоре, научились бы находиться в команде и держать строй, подчиняться четкому жесту дирижера. Его, как мы теперь знаем, годами учили правильно махать руками.

Хор, согласно словарю, — это собрание поющих. Так давайте проголосуем за закон о тотальном хоровом пении. А молодые дирижеры-хоровики пусть будут работать по специальности и выполнять роль культурных ассенизаторов общественного сознания, засоренного всякого рода мусором. Самое время вспомнить о нашей прагматичной героине — бывшей студентке Гнесинки — и подключить ее к обозначенной проблеме, она же любит решать масштабные и яркие проекты.

Текст: Ирина Столярова