Рецензии и репортажи

 Подборка рецензий и репортажей журналистов радио "Орфей"

Дата выпуска: 30.10.2019

Если нет голоса, можно ли стать профессиональным певцом? Включите голову, напрягите мозги, и путь в эту профессию открыт, говорят знающие люди.

История помнит немало примеров, когда умным и образованным артистам с изначально скромными вокальными данными удавалось достичь совершенного вокального мастерства. Эту формулу успеха в полной мере реализовала немецкое сопрано Элизабет Шварцкопф, примадонна оперных сцен середины прошлого века.

Пресса восторгалась красавицей и интеллектуалкой Элизабет, внимательно отслеживая каждый ее шаг на пути к славе. Пытаясь объяснить невероятную эволюцию голоса певицы и ее фантастический дебют в Венской опере, критики терялись в догадках. Один из многочисленных поклонников звезды признался, что если бы в те годы, когда Элизабет Шварцкопф только начинала свой путь — а это было перед Второй мировой войной, — кто-нибудь ему сказал, что она станет великой певицей, он бы усомнился в этом. «Она добилась подлинного чуда», — восклицал фанат одной из лучших в мире исполнительниц партии Маршальши в «Кавалере роз» Рихарда Штрауса.

В каждой детективной истории непременно наступает момент, когда все тайное становится явным. В нашем случае детали секретного плана Шварцкопф по тембральной раскраске своего изначально неровного колоратурного сопрано раскрыла молодая и неизвестная певица из СССР. Выпускница Гнесинского института Ольга Бузина победила на конкурсе вокалистов в Вене в начале 70-х годов. Москвичка получила приглашение стажироваться в Венской опере, затем девушка стала солисткой этой труппы. Незадолго до этого Щварцкопф закончила карьеру оперной певицы, но в театре столицы Австрии о ней ходили легенды. Примадонна давала мастер-классы в Европе. Талантливая вокалистка из страны Советов по счастливой случайности побывала на одном из таких уроков. «Более умной певицы я не видела, каждый жест, поворот головы, каждая поза и вздох были досконально продуманы, она не складывала домиком руки на животе, чтобы почувствовать диафрагму, — вспоминала потом Ольга. — Тогда я, наконец, поняла, почему страдает Недда из „Паяцев“ Леонкавалло». У Шварцкопф была безупречная дикция, слова она укладывала в понятную смысловую линию, законченную фразу, это не было пропеванием красивой мелодии и самолюбованием при удачно взятой верхней ноте, я ни разу не увидела у примы искусственной гримасы, выражающей переживание героини. У Элизабет Шварцкопф был божественный голос от ума«, — восторгалась Бузина.

Когда Ольга вернулась в Москву, она решилась на дерзкий эксперимент и набрала учеников с нулевыми вокальными данными. Все ее безголосые воспитанники через какое-то время запели романсы Чайковского и Метнера. Часть ребят «ударилась» в оперетту и поступила в ГИТИС. Кто-то споткнулся на каватине Нормы из одноименной оперы Беллини. Но были и те, для кого Casta diva стала входным билетом в мир большого и настоящего искусства. Ведь именно за чем-то особенным, чего нет в обыденной жизни, мы и ходим на концерты классики и наслаждаемся мастерством вдумчивых артистов, полностью отключившись от проблем.

Текст: Ирина Столярова