Рецензии и репортажи

 Подборка рецензий и репортажей журналистов радио "Орфей"

Дата выпуска: 28.10.2019

Компьютерная музыка — это удар по классическим традициям или искушение высокими технологиями? Кто и кого хочет переиграть, заставляя искусственный интеллект делать работу, которая много столетий была исключительно в компетенции людей с живыми эмоциями и индивидуальным творческим мышлением?

Когда в середине прошлого века появились первые образцы компьютерных программ для сочинения музыки, никто и не думал о серьезном соперничестве с настоящими композиторами. Опытным путем пытались банально скопировать шедевры Моцарта и Бетховена, Баха и Шопена.

Затем задание стали усложнять. «Машина» стала вариативно развивать мелодии классиков, имитируя их стиль. Как говорится, аппетит приходит во время еды. В нашем случае в словарном меню появился термин «фастфудная музыка».

Вкусная она или пресная? Сложная или примитивная? Хотя, что может быть проще, чем формула, на которой основана вся классическая музыка: тоника — доминанта — тоника. Эта универсальная конструкция дает огромные возможности для музыкальных фантазий. Композиторам стоит только приправить ее изысками и откровениями высшего порядка.

Появление в гармоническом рисунке прерванного оборота — когда доминанта вместо тоники перетекает в шестую ступень — воспринимается как расчетливый обман. Он расцвечивает партитуру новыми красками, а у слушателей в этом месте, как правило, обрывается дыхание от неожиданного поворота событий.

Алгеброй проверят гармонию и секвенции. Одна и та же мелодия копируется несколько раз, но на разной высоте. Простая счетная комбинация рождает целую радугу душевных откликов у тех, кому адресованы эти послания. Секвенции, кстати, часто «эксплуатировал» Вивальди. Эти «выстраданные» повторы приносят сочинениям композитора оглушительный успех уже более трех столетий! Какой компьютер сидел в голове маэстро, когда он создавал гениальный цикл «Времена года»? Возможно, никакого холодного расчета и не было у итальянца при написании партитуры, гениальной в своей простоте и построенной на лобовом конфликте добра и зла, жизни и смерти.

А вот фуги Баха — это высшая математика. Главная тема фуги продирается сквозь лабиринты полифонической музыкальной ткани, делает головокружительные виражи и замирает в конечном благостном единении всех голосов.

Нужен хеппи-энд? Извольте! В минорной композиции заключительный аккорд вдруг оказывается в мажоре. У Баха в ХТК такое повсеместно, музыкальные каноны времени требовали этого, но современный слушатель воспринимает финальный мажорный аккорд как фирменный стиль, новаторство, философское послание.

А какую философскую нагрузку несет музыка, написанная настоящим компьютером? Сможет ли «железяка» сочинить что-то такое, до чего не додумались Гайдн, Верди, Чайковский, Стравинский и другие гении с высоким природным, а не искусственным творческим интеллектом? В отличие от классики, технологии не стоят на месте. Современная тенденция такова, что количество бьет качество. От МакКомбо с его 540-ка вариантами завтраков по определению возникает изжога. Но едят же. И если есть еда живая и мертвая, то пусть музыка тоже ранжируется по тому же принципу. И в праве каждого выбирает духовную пищу, соответствующую его вкусу.

Текст: Ирина Столярова