Рецензии и репортажи

 Подборка рецензий и репортажей журналистов радио "Орфей"

Дата выпуска: 05.10.2019

Хотя до 250-летия Бетховена еще больше года, его родной город Бонн к юбилею уже готовится вовсю. Причем не только обычными плакатами, транспарантами и афишами, но и куда оригинальнее: например, когда на светофорах города включается зеленый свет, в светящемся кружочке неизменно появляется лицо немецкого гения. Из Бонна репортаж Романа Берченко.


Но главные приготовления сосредоточены вокруг предстоящих Бетховенских фестивалей. Да, именно так, во множественном числе: помимо традиционного осеннего, еще один фестиваль пройдет весной, в середине марта, и уже сейчас можно уверенно сказать, что он станет очередным триумфом русской исполнительской школы: цикл симфоний Бетховена исполнит знаменитый оркестр из Перми «musicAeterna» под управлением своего создателя Теодора Куррентзиса.

Однако при всех предвкушениях грядущих сенсаций и празднеств фестиваль предъюбилейного 2019 года стал не просто разминкой, а запомнился яркими и крупными событиями. Конечно, для нас он знаменателен прежде всего концертом закрытия, на котором с масштабной русской программой (Мусоргский, Прокофьев, Чайковский) выступил Большой симфонический оркестр имени Чайковского под управлением маэстро Федосеева, а солировал во Втором прокофьевском скрипичном концерте Никита Борисоглебский.

Одна из кульминаций программы Бетховен-феста 2019 — камерный концерт замечательного немецкого виолончелиста Себастьяна Клингера. Ему едва за сорок, он уже завоевал музыкальный мир, выступает с ведущими оркестрами и дирижерами, играет в самых престижных залах планеты. В биографии и творчестве этого музыканта четко виден «русский след»: его педагогом был легендарный Борис Пергаменщиков, а среди творческих партнеров Клингера — Валерий Афанасьев, Юрий Башмет, Игорь Левит, Анна Чумаченко.

При всем универсализме репертуара немецкого виолончелиста он явно тяготеет к камерной музыке — самой изысканной и филигранной жанровой сфере, выявляющей творческий уровень и индивидуальность музыканта «до донышка», подобно точнейшему рентгену. Не говоря о безукоризненной технике, Себастьян Клингер обладает важнейшими качествами, отличающими выдающегося музыканта от добротного ремесленника: сценическим обаянием, мощной харизмой и эмоциональностью, свежестью прочтения музыки — как будто на авторской рукописи еще не высохли чернила; феноменальным мастерством ансамблиста — его дуэт с прекрасным итальянским пианистом Энрико Паче был совершенен; поразительным чувством формы и драматургии — слушая игру Клингера, невозможно отвлечься ни на секунду, настолько властно и логично выстроены его интерпретации.

Программа вечера по форме напоминала дугу или арку. После семи вариаций Бетховена на тему из моцартовской «Волшебной флейты» прозвучала Первая виолончельная соната Брамса, несколько пьес и виолончельная соната Веберна, а затем музыканты вернулись к Бетховену, завершив концерт феерическим исполнением Третьей виолончельной сонаты.

Резким контрастом к концерту Клингера стал следующий вечер, когда было исполнено действо под названием «Blackbird» («Черная птица»), стоящее на стыке музыки, театра и хореографии. Литературной основой и отправной точкой для этой композиции послужила поэма американского поэта Уоллеса Стивенса, написанная столетие назад. Автор музыки — уроженка Сингапура Дайна Со, учившаяся и живущая в Европе, режиссер — Иоахим Шлёмер, сценография и костюмы — Анне-Софи Реми. В исполнении участвовал камерный ансамбль «E-MEX».

Действо, повторяющие «хвосты» музыкального авангарда середины прошлого века, претендующее на многозначительность, казалось весьма скучным и эпигонским, а попытка заглянуть в сферы ночных страхов и глубины болезненного подсознания — далеко не убедительной. Ощущение дисгармоничности происходящего усиливалось столкновением предложенного зрелища с пространством, в котором оно происходило — изысканным и одухотворенным интерьером одного из главных храмов Бонна, Кройцкирхе.

На следующий день бетховенский оркестр Бонна под управлением главного дирижера Дирка Кафтана предпринял настоящий творческий подвиг: исполнил неимоверную по трудности, циклопическую по размерам пятичастную Седьмую симфонию Малера, которая весьма редко звучит на концертных площадках — в том числе из-за названных причин. Концерт боннских музыкантов оставил двойственное ощущение. С одной стороны, невозможно не приветствовать их энтузиазм и желание ставить перед собой невероятные, запредельные творческие задачи. С другой — художественная «планка» малеровской симфонии настолько высока, что часто она оказывается «не по зубам» даже выдающимся оркестрам и дирижерам. Что уж говорить о скромном, хотя и весьма профессиональном и очень добротном коллективе с берегов Рейна. И дело даже не столько в ряде досадных помарок в солирующих партиях, сколько в сложностях освоения эпического полотна Малера на уровне целостной формы и драматургии. Увы, нередко симфония словно распадалась на сюитные эпизоды, сыгранные ярко и даже вдохновенно, но никак не складывающиеся в единое произведение.

Один из лучших концертов боннской программы состоял из музыки Арнольда Шёнберга и Курта Вайля. Вокальный цикл Шёнберга «Лунный Пьеро» и опера-балет Вайля «Семь смертных грехов» (в концертной версии) были поистине блистательно исполнены немецкой певицей, сопрано Сарой Марией Сан, вокальным квартетом «Амаркорд» и «Ensemble Modern» под управлением Хайнца-Карла Грубера. Музыка 20-го и 21-го веков — «конёк» великолепной певицы из Германии, исполнившей уже более трехсот мировых премьер новой и возрожденной музыки. Она обладает не только мощным артистизмом, безупречной техникой и магией тембра. Ее отличают еще и идеальное стилевое чутье, жанровый универсализм — Сан одинаково убедительна в камерных сочинениях и в крупных формах: ораториях, операх. Не случайно работать с ней стремятся выдающиеся дирижеры современности от Саймона Рэттла до Кента Нагано, ее стараются заполучить лучшие оперные театры и концертные залы всего мира.

Концерт, который идеально вписывался в тему фестиваля, обозначенную как «Лунный свет», отличался не только гениальной музыкой и высочайшим исполнительским уровнем — прежде всего идеальным ансамблем. Между изысканной, временами гротескной музыкой Шенберга, построенной на тонких эмоциональных переходах, игре светотени, и брутальным, полным сарказма, иронии, политической и социальной сатиры сочинением Вайля неожиданно обнаружились явные линии преемственности, творческие связи, которые раньше мало кто подмечал.
И в этом чувствуется почерк и индивидуальность художественного руководителя фестиваля. Ника Вагнер, праправнучка Листа и правнучка Вагнера, возглавив в 2014 году боннский форум, сумела очень быстро превратить его из добротного и яркого музыкального события в крупное явление культуры, сплетающее разнообразие жанров, стилей и форматов, привить фестивалю очень высокий интеллектуальный уровень, концепционность и философскую глубину, которых ему иногда не хватало в прошлые времена.

Тем огорчительнее было узнать о решении Ники Вагнер покинуть пост руководителя фестиваля после юбилейного 2020 года. Утешают лишь два обстоятельства: с одной стороны, госпожа Вагнер не собирается совсем прекращать свою культурно-просветительскую миссию, а с другой — родина Бетховена всегда будет центром притяжения и источником вдохновения для музыкантов всего мира.

Текст: Роман Берченко

Фото: Барбара Фромманн