Попали в историю

По будням: 1:00, 13:00 

Ведущая - Ирина Столярова

Дата выпуска: 18.10.2019

18 октября 2017 года в Большом театре впервые показали оперу Генделя «Альцина». Строго говоря, премьерой этот спектакль стал только наполовину: за два года до этого работу британского режиссёра Кэти Митчелл представили во Франции как копродукцию фестиваля в Экс-ан-Провансе и главного оперного театра России. Поэтому столичная публика была, по сути, обречена сравнивать обе постановки.

Казалось бы, коль речь идёт о барочном шедевре Генделя, в первую очередь нужно давать оценку музыкально-исполнительскому мастерству артистов. Но в этот раз у критиков, так любящих разбирать вокальные фиоритуры и оркестровые пируэты с детализацией на грани разумного, работы практически не было. За дирижёрским пультом и в Москве, и во Франции стоял убедительный интерпретатор музыки Генделя Андреа Маркон. Итальянец уже приучил публику к «вкусной», отнюдь не рафинированной подаче оперы-сериа немецкого композитора. Эксклюзивный состав солистов в Москве не проиграл своим «визави» в Экс-ан-Провансе. Достаточно сказать, что молодая и красивая Анна Аглатова в роли Морганы, сестры Альцины, замечательно выводила рулады, лёжа в постели со связанными руками.

Хор тоже показал себя на все сто, хотя коллективу пришлось разместиться на задворках: практически всю сцену занимала огромная кровать. Именно она стала смысловым центром притяжения в утрированно-режиссёрской постановке. Кэти Митчелл «кучкует» сценарий вокруг будуарных сцен и любовного ложа. По сюжету две сестры-злодейки беспощадно расправляются со своими мужчинами-жертвами: сначала их соблазняют, а наигравшись, превращают в чучела животных.

Митчелл, похоже, мало интересует неприкрыто роскошная музыка Генделя. Британка сконцентрирована на голых телах и эротике. Знающие толк в современной оперной режиссуре люди говорят, что её спектакли кинематографичны. Но попкорн в Большом не принято жевать. Поэтому шок, который французская публика переварила, столичная по большому счёту не приняла.

Никто, конечно, не считал, кого на московской премьере «Альцины» было больше: мужчин или женщин. Но все эти феминистские штучки у нас в стране проходят лишь как «факультатив», даже в окультуренном виде.

А премьера оперы Генделя в Большом, пусть и не на главной, а на Новой сцене, стала историческим событием.

Текст Ирины Столяровой