Гримёрка "Орфея"


Дата выпуска: 16.09.2016

В своем творческом амплуа ему удалось соединить артиста оперетты и солиста оперы. Звезда театра «Московская оперетта» и ведущий певец Большого театра, Юрий Веденеев предпочитает называть себя просто «артистом музыкального театра» и не делает приоритетов в ту или иную сторону. О том, как преуспеть везде, он рассказал Аскару Абдразакову… 

Всё началось с того, что в 1972 году Юрий Веденеев окончил факультет музыкального театра ГИТИСа и вскоре был принят в труппу Московского театра оперетты, где худруком в то время был руководитель его курса – Георгий Павлович Ансимов. Спустя несколько лет перспективный молодой певец занял положение ведущего солиста, исполняя главные партии в классических и советских опереттах. А в 1988 году артист неожиданно получил приглашение от главного дирижера Большого театра Александра Лазарева прийти на прослушивание.

Вот, как об этом рассказывает сам Юрий Веденеев:

«Я не ожидал такого. Это случилось после очередного юбилея, которые в Оперетте традиционно отмечали праздничным концертом. Тогда исполнялось шестьдесят лет театру. И вот на этом концерте я решил спеть помимо самого запетого – Мистера Х – еще и Каватину Фигаро из оперы «Севильский цирюльник». Дирижер Эльмар Абусалимов мне тогда сказал: “Нет, ну что за ерунда, не сыграют же!”. Но я настоял – а что, комическая опера, нам близко. И я спел. На том концерте присутствовал режиссер Большого театра Георгий Панков. Спустя неделю после этого он ко мне пришел и сказал: “Юра, знаешь, тебя хочет послушать Александр Николаевич”. Я говорю: “Какой?”. “Лазарев в Большом”. Я к ним пришел в декабре, спел опять самое запетое – Фигаро, Роберто и Онегина. В зале сидел Ансимов, который к тому времени уже ушел из Театра оперетты, Ведерников, Мазурок, Лазарев и еще кто-то. После того, как я спел, Александр Николаевич меня спросил: “Севильского” когда сможешь петь?”. Я говорю: “Да, я знаю только один дуэт”. “Онегина через месяц петь будешь?”. Я сказал: “Буду”. И вот в свой день рожденья, 3 февраля, я с одной оркестровой репетиции впервые спел «Евгения Онегина» на сцене Большого театра. А потом пошло-поехало…»