Лариса Андреева: «У меня была мечта ездить на белой "Волге" и петь как Алла Пугачева..» - Российский государственный музыкальный телерадиоцентр

Гримёрка "Орфея"


Дата выпуска: 24.05.2013

В программе «Гримёрка Орфея» – солистка Музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко, меццо-сопрано Лариса Андреева. Обаятельная и веселая гостья Аскара Абдразакова рассказывает, как с Урала она оказалась в Москве, что дает участие в конкурсах, и чем интересны оперные фестивали, а также что происходит в ее жизни вне стен театра…

«Настоящее природное колоратурное меццо-сопрано» – так определил природу её голоса первый педагог по вокалу в Челябинском училище В.Коростин. Природный артистизм сыграл решающую роль в выборе профессии. Школьницей, в четырнадцать лет она попробовала свои силы в телеконкурсе. В годы учёбы в Челябинском училище стала лауреатом Международного конкурса оперных певцов «Беллини» (Италия, 1997). Одновременно с учёбой в Уральской государственной консерватории им. М.П.Мусоргского, в 2002 году, получила звания лауреатов сразу двух конкурсов: Всероссийского студенческого конкурса «Bella voce» (Москва) и Московского Международного конкурса молодых исполнителей русского романса «Романсиада».

Прослушивание в Московском театре принесло ей незамедлительное предложение исполнить партию Кармен в одноименной опере Бизе и место в стажёрской группе в сезоне 2002-2003 г.

После окончания консерватории в 2004 году Лариса Андреева сразу начала вести активную гастрольную деятельность в России и за рубежом. В её репертуаре – ведущие партии меццо-сопранового репертуара в операх русских и зарубежных композиторов, романсы и песни.

На новую ступень вокального исполнительского мастерства артистка поднялась в 2009 году с Первой премией XXIII Международного конкурса вокалистов им. М.И.Глинки, что стало наилучшим свидетельством ее творческого роста.

Сама певица объясняет свои достижения природной склонностью к неустанному труду:

«По своей натуре я трудоголик, и, слава Богу, отдыхать у меня сейчас не очень получается. Я люблю жить в цейтноте, когда у меня много работы – новые проекты, спектакли, партии. Не могу просиживать – мой муж ругается, что я не умею отдыхать, но я действительно не могу отключить телефон и просто полежать. Если высвобождается какое-то время от театра, то я тут же затеваю какой-нибудь ремонт дома, но это его пугает еще больше, и тогда он мне говорит: “Иди лучше выучи новую роль, только дома ничего не трогай”. Как бы там ни было, но мне нужно двигаться и постоянно что-то делать, от отдыха я начинаю болеть…»