Георгий Исаакян: «Публика не хочет видеть современное искусство…» - Российский государственный музыкальный телерадиоцентр

Гримёрка "Орфея"


Дата выпуска: 18.01.2013

Что такое идеальный оперный спектакль? Как должна выглядеть современная опера? Насколько важна эстетика? О разноликости оперного искусства в программе «Гримёрка Орфея» размышляет знаменитый российский театральный режиссер, художественный руководитель Детского музыкального театра им. Н.Сац. – Георгий Исаакян…

Георгий Исаакян – родился в Ереване. Окончил специальную музыкальную школу им. П.И.Чайковского при Ереванской консерватории им. Комитаса по классу скрипки, теории музыки и композиции.

В 1991 году окончил Государственный институт театрального искусства (ГИТИС, Факультет музыкального театра, курс Народного артиста СССР В.А. Курочкина), где учился на одном курсе с такими театральными деятелями, как Дмитрий Бертман и Олег Митрофанов.

В 1989-1991 гг. – режиссер и педагог в Оперной студии Ереванской консерватории, где поставил дипломный спектакль – оперу «Ануш» А. Тиграняна.

С 1991 года — режиссёр-постановщик Пермского академического театра оперы и балета имени П. И. Чайковского, с 1996 года — главный режиссёр театра, с 2001 года — художественный руководитель театра.

В 2003-2011 гг. – инициатор и художественный руководитель международного фестиваля «Дягилевские сезоны: Пермь – Петербург – Париж».

В 2009 году стал лауреатом Всероссийской театральной премии «Золотая маска» в номинации «Лучшая режиссёрская работа» (опера «Орфей», премьера — 15 ноября 2007 года).

С 2010 года – художественный руководитель Московского государственного академического Детского музыкального театра им. Н.Сац.

Руководитель мастерской факультета музыкального театра Российского университета театрального искусства. Лауреат Государственной премии России. Заслуженный деятель искусств России.

Георгий Исаакян о режиссерском оперном театре: «…Если сегодня взять музыкальные записи Большого театра или «Ла Скала» 40-50 годов, большинство певцов скажут: «Нет, я не хочу так петь. Я такой эстетики не принимаю». Дело в том, что художественное творчество – это процесс все время движущийся и развивающийся. Своим коллегам в Перми я всегда в качестве примера показывал фотографию балетной труппы Пермского театра 1924 года: там девушки выглядят под центнер! А все потому, что эстетика была иной. Возможно ли сегодня представить себе эталон «Лебединого озера» с балеринами под центнер?! Поэтому любая апелляция к традиции всегда условна. Сегодняшний Петипа уже не тот, который был сто лет назад. Сегодняшний Чайковский исполняется совершенно по-другому, нежели во времена самого Петра Ильича. Мало того, оперы того же Генделя на сюжеты древнегреческих мифов во времена самого Генделя ставились в барочных костюмах, а не в прозрачных туниках. Зрители в зале должны опознавать артистов на сцене, как своих современников. То же самое делает и современный оперный театр – пытается говорить с публикой на актуальные темы на понятном ей языке. А дальнейший результат определяет уже мера таланта и чувство такта – в первую очередь по отношению к музыке. Потому что нет ничего хуже для оперного театра, когда режиссер не чувствует музыкальной природы этого искусства, и музыка становится фоном. А музыка в опере не может быть фоном – это ее корневое начало: сначала музыка потом все остальное…»