Интервью

 

Дата выпуска: 16.11.2018

Фестиваль новой музыки «Звуковые пути» стартует в Петербурге 18 ноября. В нынешнем году смотр празднует 30-летие. За неделю публике представят 30 мировых премьер и 26 российских премьер. Афишу украшают имена 64 композиторов, а «Звуковые пути» связывают 17 стран мира: Россию, Германию, Данию, США и многие другие. О «Звуковых путях» и о том, что представят в программе этого года, рассказал основатель и художественный руководитель фестиваля Александр Радвилович.


Мы никогда не думали, что доживём до тридцатилетия. Когда в 1989 году мы организовывали наш фестиваль, акцент был сделан на музыке молодых композиторов. Этот шлейф внимания к судьбе молодых композиторов у нас сохранился до сих пор. Но в 1991 году мы убрали возрастные ограничения, а фестиваль обрёл своё значение и своё название — «Звуковые пути». Так в переводе с английского называется знаменитая пьеса американца Чарльза Айвза. Собственно говоря, этим сочинением мы и открываем наш тридцатый фестиваль: во дворце Белосельских-Белозерских пройдёт мощный оркестровый концерт, где прозвучит несколько сочинений петербуржцев, композитора из Филадельфии и датского композитора Бента Сёренсена.

За тридцать лет очень многое изменилось: изменилась атмосфера в городе, изменилось отношение публики к современной музыке. Это произошло во многом благодаря нашему фестивалю, который познакомил слушателей с огромным количеством музыкальных произведений, по разным историческим причинам не исполнявшихся у нас десятилетиями. Познакомить со знаменитыми произведениями, о существовании которых мы знали, но никогда их не слышали, включить петербургскую музыку, российскую музыку в общемировой контекст — вот две задачи, с которыми фестиваль старается справиться на протяжении тридцати лет.

Раньше у исполнителей возникала некоторая робость, когда они видели эти страшные, непонятные партитуры. На протяжении десятилетий было воспитано уже не одно поколение музыкантов, которые совершенно спокойно преодолевают это. Скажем, одно из самых последних сочинений американца Джорджа Крама — «Метаморфозы» для фортепиано — исполнит петербургский пианист Алексей Глазков, который как раз относится к поколению молодых, ищущих энтузиастов, которые не боятся трудностей.

Честно говоря, наш фестиваль всегда так и называли — «фестиваль премьер». В этом году как никогда много премьер сочинений, которые были написаны как российскими, так и зарубежными композиторами по моему предложению. В программе фестиваля вы найдёте проект под названием «Утопии и антиутопии». Три композитора — Юрий Каспаров, англичанин Джеймс Кларк и петербуржец Леонид Резетдинов — написали сочинения специально для этого крупного проекта.

Ещё один любопытный проект называется «Гимн футуризму». Основой для него стал саркастический музыкальный памфлет (очень краткий), который написал последний представитель «Могучей кучки» Цезарь Кюи, когда ему было восемьдесят два года — в 1917 году. Прожив долгую жизнь, он оказался свидетелем формирования новейших течений в искусстве, в которых видел только разрушительную силу. Сочинение Кюи стоит в начале концерта и в его конце. А в середине будут только премьеры — новая музыка, написанная к этому концерту.

Третий проект посвящён столетию окончания Первой мировой войны. Он связан с именем австрийского пианиста Пауля Витгенштейна, который во время Первой мировой войны потерял правую руку. В 1914 году он был в русском плену. Потом он вернулся и продолжил свою пианистическую карьеру. Для него писали и Прокофьев, и Равель, и Рихард Штраус, и многие другие. В 1930 году он приезжал в Ленинград и играл на сцене Большого зала филармонии. Ему посвящена целая программа музыки для левой руки, среди которой много мировых премьер.

Помимо этого, каждый из ансамблей, которые к нам приезжают, старается включить в свои программы мировые премьеры, для того чтобы привлечь внимание к своему концерту. А приезжают к нам и Московский ансамбль современной музыки, и парижский ансамбль «Multiraterale». В фестивале также принимают участие петербургские ансамбли «Звуковые пути» и «Instead». С одной стороны, я всегда предлагаю написать что-то новое, но, с другой стороны, идёт и обратный процесс, когда музыканты сами способствуют увеличению числа мировых премьер. А то, что их именно тридцать, вышло совершенно случайно. Я специально не подсчитывал.


записал Никита Курочко