Экспомузыка

По будням в 13:00

Короткие истории от Михаила Брызгалова

Дата выпуска: 16.04.2018

Нотные издания знаменитого на рубеже XIX-XX веков издательства Митрофана Беляева всегда отличались изысканным живописным оформлением. Богатый московский лесопромышленник Митрофан Петрович Беляев, меценат и пропагандист современной русской музыки, часто приглашал знаменитых художников - таких, как Виктор Васнецов, для выполнения художественного макета нотных обложек в русском национальном стиле. В таком же нарядном многоцветье выполнена обложка переложения для фортепиано в 4 руки Шестой симфонии Александра Глазунова, изданного в Лейпциге в 1898 году. Орнаменты, буквицы, изображения животных и птиц прорисованы в красном, желтом, зеленом, золотом тонах; название и фамилия автора выделены коричневым и черным цветами.

Композитор Александр Глазунов родился в семье известного книгоиздателя. Его Первая симфония, написанная в 1882 году (когда композитору было всего 17 лет), имела, выражаясь современным языком, отличную прессу; премьера прошла с триумфом. На репетиции Глазунов познакомился с Митрофаном Беляевым, и это знакомство явилось судьбоносным. Глазунов стал постоянным участником музыкальных собраний в доме Беляева – «беляевских пятниц». Первый симфонический концерт, организованный на средства Беляева, был посвящен исключительно сочинениям Глазунова.

В мае 1896 года Глазунов закончил работу над Шестой симфонией и впервые сыграл ее на дружеском обеде в честь Сергея Ивановича Танеева в присутствии друзей - Юрия Померанцева и Григория Катуара. Спустя некоторое время Танеев вышел из комнаты и вернулся с Сергеем Рахманиновым, который сел за рояль и сыграл первую часть симфонии.

Глазунов, удивляясь, спросил:
- Где же вы с ней познакомились, ведь я никому не показывал, никому не играл ее?
А Танеев говорит:
- Он у меня сидел в спальне, я его там запер.

В том же 1896 году Глазунов предложил Беляеву новое сочинение 23-летнего Рахманинова – Первую симфонию. Она была одобрена Комитетом по организации беляевских концертов и принята к исполнению под управлением Глазунова. «Очень радуюсь тому, что Симфония Рахманинова будет исполняться, - писал Глазунов Танееву. Если Рахманинов и показался Вам, как Вы пишете, самонадеянным, то это может быть приписано сознанию им своего действительно выдающегося композиторского дарования, Вообще от Рахманинова я ожидаю очень много». Симфония была исполнена 15 марта 1897 года – и неожиданно провалилась. Это история хорошо известна ‒ она подробно излагается всеми биографами Рахманинова. Результатом стал долгий душевный кризис молодого композитора, израненного разгромными нападками критиков. Был ли виноват в провале симфонии дирижер? Сам Рахманинов это допускал: «я удивляюсь, как такой высокоталантливый человек, как Глазунов, может так плохо дирижировать», - писал он А. Затаевичу, но и недостатки своего сочинения он ясно видел и признавал. Неудачное исполнение симфонии никак не повлияло на отношения с Глазуновым – этим же летом Рахманинов работал над переложением для фортепиано в 4 руки Шестой симфонии Глазунова – той самой, услышанной им из спальни. К осени 1897 переложение было окончено, а в следующем году опубликовано. Автор прислал Рахманинову экземпляр с дарственной надписью, и Рахманинов от души благодарил Глазунова в письме, подписанном: «Твой искренно тебе преданный С.Рахманинов». Свидетельством дружеских отношений явилась многолетняя переписка, продолжавшаяся и в годы эмиграции вплоть до смерти Глазунова в Париже в 1935 году.

Ещё больше интересной информации вы найдете на сайте Российского национального музея музыки.