Бал

Вторник, 18:30;

 

Дата выпуска: 11.10.2016

«Явление Египта внезапно: когда появляется он на горизонте истории, круг его закончен, подобно кругу восходящего светила – за чертой горизонта он тот же, что на небе», – писал Дмитрий Мережсковский. 

Мода на Египет в России ознаменовалась феерической постановкой «Дочери фараона», равных которой не было во всем императорском балете...

Сцена из балета «Дочь фараона». Вера Каралли — Аспиччия, Платон Карсавин — Фараон (Мариинский театр, около 1890 г.). Источник фото: http://cyclowiki.org/


Уж не был ли поставленный великим Мариусом Петипа балет первой ласточкой декаданса? Появившееся в 1862 году на Императорской балетной сцене грандиозное зрелище воспевало экзотическую роскошь ориентальной культуры. Спустя несколько десятилетий образами Древнего Египта вдохновится весь Серебряный век, однако трактовать он их будет совершенно по-другому…

Алексей Пензенский: «…Помните известный научно-фантастический роман «Машина времени» Герберта Уэллса? Первое, что увидел путешественник, оказавшись в Древнем Египте, это был сфинкс. В то время, когда создавался балет, образ сфинкса трактовался как символ упадка и декаданса. Символика была вполне прозрачна: за многовековым развитием и существованием египетского царства последовал неизбежный упадок. Об этом говорил и Брюсов в своем стихотворении «Грядущие гунны» (Бесследно все сгибнет, быть может, / Что ведомо было одним нам, / Но вас, кто меня уничтожит, Встречаю приветственным гимном.), и Блок в  «Скифах» (О старый мир! Пока ты не погиб, / Пока томишься мукой сладкой, / Остановись, премудрый, как Эдип, / Пред Сфинксом с древнею загадкой!). Очевидно и то, что сфинкс брался как частный случай – в качестве обобщенного толкования образа Египта, как символа упадка. Так что без преувеличения можно сказать, что «Дочь фараона» более чем декадентский балет…»

Обращение к египетской тематике вписывалось в европейскую моду XIX столетия. К этому периоду относятся интересные археологические находки, сделанные в 1851 году историком Огюстом Мариеттом, и одновременно — политическая ситуация, раздвинувшая препоны, результатом чего стало начало рытья Суэцкого канала в 1859 году — на это ушло десять лет: Суэцкий канал был открыт 17 ноября 1869 года (к открытию канала композитор Дж. Верди по заказу египетского хедива написал оперу «Аида»).

Модной тематике отдал должное французский писатель Теофиль Готье изданием повести «Роман мумии», которая в свою очередь привлекла внимание танцовщика и начинающего балетмейстера Мариуса Петипа, служившего в это время в России. Он искал сюжет для создания большого балетного спектакля, который хотел поставить директор императорских театров А.И. Сабуров для бенефиса своей фаворитки, итальянской балерины, несколько лет работавшей по контракту в Петербургской императорской балетной труппе Каролины Розати. Внимание Мариуса Петипа привлек сюжет романа Теофиля Готье и он для разработки либретто пригласил известного французского драматурга-либреттиста Анри Сен-Жоржа, с которым они вместе сочинили либретто будущего хореографического спектакля. Написать музыку для постановки пригласили композитора Цезаря Пуни.

Однако ни литературная основа Теофиля Готье, ни написанное на его основе либретто не рассказывали о настоящем Египте. Это был взгляд европейцев на неевропейскую культуру как на экзотику. Именно экзотика и стала главным действием балета. Самого Петипа как балетмейстера интересовала возможность сотворения национальных танцев в колоритных национальных костюмах — здесь было где разгуляться его неугомонному характеру и яркому балетмейстерскому таланту. Он задумал грандиозный спектакль на четыре часа, в котором было задействовано около четырехсот артистов. «Дочь фараона» поражала восхитительным ошеломляющим феерическим зрелищем, которому не было равных во всем императорском балете середины ХIХ века.

Размышляя над шедевром балетной классики, авторы программы «Бал» обращаются к реальной истории Древнего Египта. Вы узнаете, кто был настоящим прототипом Аспичии, чьей на самом деле она была дочерью, и чем запомнилась в истории…