Расширяя представления - Российский государственный музыкальный телерадиоцентр

"Новый проект Радио «Орфей» существенно расширяет наши представления о творчестве Мосолова и, шире, обо всей советской музыке и ее историческом развитии". 

О значении проекта "Неизвестный Мосолов" сделал экспертное заключение доктор искусствоведения Левон Оганесович Акопян.


Александр Мосолов (1900—1973) — один из тех многочисленных русских художников XX века, чья продуктивная творческая жизнь оказалась существенно короче физической. На склоне лет он, по рассказам очевидцев, представлялся по телефону как «покойный композитор Мосолов». К тому времени мало кто помнил, что в молодые годы Мосолов был одним из лидеров течения, которое в современной специальной литературе принято именовать ранним (или первым) советским авангардом. В 1920-е годы, когда «революционная» идеология все еще казалась совместимой со смелыми стилистическими экспериментами в искусстве, Мосолов и некоторые из его коллег успешно культивировали резко диссонантную, во многом экстравагантную манеру, которая по широко распространенному тогда мнению была созвучна духу строящегося нового мира. Некоторые опыты молодых советских «авангардистов» приобрели известность за рубежом, а небольшая по объему оркестровая пьеса Мосолова «Завод. Музыка машин» (фрагмент утерянного или незавершенного балета «Сталь», 1927), где средствами большого оркестра имитируется одновременная слаженная работа множества механизмов, даже стала своего рода «шлягером». За границей «Завод» продолжал звучать и после того, как «смена вех» в советской культурной политике положила конец развитию советского музыкального и иного художественного авангарда и привела к фактическому запрету на публичное исполнение любой музыки, не отвечающей узко трактуемым критериям «мелодичности» и «благозвучия»; существует студийная запись «Завода» под управлением знаменитого маэстро Виктора де Сабаты, сделанная в фашистской Италии в 1933 году, — в СССР же эта пьеса не исполнялась с конца 1920‑х до середины 1970‑х годов.


Драматические жизненные перипетии и некоторые черты личности Мосолова привели к тому, что значительная часть созданного им никогда не исполнялась, не публиковалась и, возможно, утеряна безвозвратно. 


На рубеже 1920—30‑х годов против Мосолова в советской печати развернулась беспощадная критическая кампания, вынудившая его обратиться с письмом к самому Сталину (отосланное адресату в марте 1932 года, оно осталось без последствий). Чтобы обезопасить себя, Мосолов выезжал в фольклорные экспедиции в разные регионы Советского Союза; результатом этой деятельности стал ряд произведений, основанных на ориентальном (прежде всего туркменском) мелодическом материале. В 1937 году Мосолов был обвинен в антисоветской агитации и провел несколько месяцев в лагере, откуда был освобожден по ходатайству своих учителей, авторитетнейших советских композиторов Р. М. Глиэра и Н. Я. Мясковского. Впоследствии он занимался обработками народных песен для Северного русского хора (Архангельск) и сочинял симфонические и камерные опусы в безликой манере, стандартной для советской музыки сталинского времени.

Драматические жизненные перипетии и некоторые черты личности Мосолова привели к тому, что значительная часть созданного им никогда не исполнялась, не публиковалась и, возможно, утеряна безвозвратно. Но всегда есть надежда, что в архивах обнаружатся забытые или неизвестные партитуры, представляющие историческую и художественную ценность.

Творческими силами радио «Орфей» удалось вернуть в культурный обиход несколько таких партитур, пролежавших несколько десятилетий без движения в библиотеке Гостелерадио (ныне нотная библиотека Российского государственного музыкального телерадиоцентра). Это небольшая по объему симфоническая картина «Тракторная колонна прибывает в деревню», сравнительно масштабный двухчастный опус для оркестра, хора и чтецов под условным (скорее всего не авторским) названием «Антирелигиозная симфония», шестичастная «Танцевальная сюита» для оркестра, четыре пьесы («Индусская», «Ирландская», «Китайская» и «Полинезийская») для малого оркестра, пятичастная оркестровая «Азербайджанская сюита» и оркестровый триптих «Выходной день в парке». Все эти произведения, за исключением последнего, фигурируют в списке сочинений Мосолова, опубликованном в издании: А. В. Мосолов. Статьи и воспоминания. Сост. К. Н. Мешко. М.: Советский композитор, 1986. С. 190—203. Здесь же отмечено, что их рукописи (копии партитур) хранятся в библиотеке Гостелерадио. «Антирелигиозная симфония» в этом списке предположительно датирована началом 1930‑х годов, датировка остальных произведений отсутствует. Картина «Тракторная колонна прибывает в деревню» создавалась на рубеже 1920—30‑х годов, на волне коллективизации (в автографе стоит дата окончания партитуры – 1 апреля 1930 г.); в ее второй половине, как и в конце второй части симфонии, цитируется «Завод», очевидно, символизируя победу индустриализации. Многие страницы «Танцевальной сюиты» (1934) и «Выходного дня в парке» (1952) обнаруживают стилистическое родство с легкой, элегантной, местами юмористической балетной и прикладной музыкой молодого Шостаковича, также созданной в конце 1920‑х и начале 1930‑х годов; вместе с тем в отдельных частях (например, во вступлении к «Танцевальной сюите» или в средней части «Выходного дня») затрагивается более серьезная драматическая или лирическая нота. В «Азербайджанской сюите» и четырех «этнографических» оркестровых пьесах Мосолов выступает в своем хорошо известном амплуа специалиста по обработке фольклорного материала.


Новый проект Радио «Орфей» существенно расширяет наши представления о творчестве Мосолова и, шире, обо всей советской музыке и ее историческом развитии. 


Вдобавок к партитурам, извлеченным из архивов, новый мосоловский проект радио «Орфей» включает два произведения, своевременно опубликованных Государственным музыкальным издательством и, следовательно, не относящихся к числу забытых и воскрешенных. Это упомянутый «Завод» (в конце 1920‑х и в начале 1930‑х годов он издавался несколько раз) и менее известные три песни для сопрано с оркестром — «Туркменская», «Киргизская» и «Афганская» (изданы в 1933 году). Интерпретация «Завода» убедительно выявляет глубинный драматизм этой музыки, выводящий ее далеко за рамки простой иллюстративности. В цикле трех песен каждая очередная короче и энергичнее предыдущей: за двумя «героическими колыбельными» с изысканно разработанным оркестровым сопровождением (и картиной разыгравшейся бури в среднем разделе второй колыбельной — «Киргизской») следует напористый финал, идущий на неуклонном accellerando и crescendo.

Новый проект Радио «Орфей» существенно расширяет наши представления о творчестве Мосолова и, шире, обо всей советской музыке и ее историческом развитии. Высоких похвал заслуживают исполнители – Симфонический оркестр радио «Орфей» под управлением Сергея Кондрашёва, Камерный хор «Нижний Новгород» (художественный руководитель Борис Мокеев, дирижер Ренат Жиганшин) и певица Ольга Ионова. Их работа отмечена высоким профессионализмом, в ней слышится неподдельная увлеченность исполняемой музыкой. 

 Музыковед, доктор искусствоведения,

заведующий сектором теории музыки

Государственного института искусствознания

Л. О. Акопян

 

Вернуться к списку новостей