Атмосфера времени - Российский государственный музыкальный телерадиоцентр

«Автор демонстрирует окружающую действительность как снимок с натуры, оставляя слушателю возможность самостоятельно определить собственную позицию».  

Редакция радио «Орфей» получила интереснейший документ — экспертное заключение о сочинении Александра Мосолова «Симфоническая поэма». Автор — ведущий научный сотрудник сектора истории музыки Государственного института искусствознания, профессор кафедры современной музыки Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского С.И. Савенко.
Тщательно изучив партитуру, сохранившуюся в архиве радио «Орфей», Светлана Ильинична сделала очень интересные выводы.


 

Экспертное заключение

о сочинении А.В. Мосолова

«Симфоническая поэма» (название условное)

«Симфоническая поэма» А.В.Мосолова предположительно датируется началом 1930-х годов (~ 1931).

Автограф неизвестен, сохранилась партитура в виде копии переписчика (Архив Всесоюзного радио, ныне Нотная библиотека Российского государственного музыкального телерадиоцентра).

Копия представляет собой две рукописные сброшюрованные тетрадки, выполненные разными переписчиками. Это следует из сравнения данных копий как между собой, так и с почерком автора по сохранившимся автографам (в частности, автографу картины для симфонического оркестра «Тракторная колонна прибывает в деревню», также хранящемуся в отделе рукописей Нотной библиотеки Российского государственного музыкального телерадиоцентра) — резкие различия почерков налицо. Бумага партитурного формата. В первой части проставлены цифры партитуры каждые 5 тактов (с некоторыми неточностями), очевидно, не авторские; во второй части цифры партитуры обозначены начиная с 35 обычным способом (т.е., исходя из характера нотного текста). Таким образом, можно заключить, что авторская рукопись была поделена между двумя переписчиками без необходимой координации их работы, что можно объяснить спешным изготовлением копии. Возможно, исполнение срочно готовилось к какой-то дате.

Название произведения, как и его жанровое определение, скорее всего, не принадлежат автору. К такому важному выводу позволяет придти то, что титул явно фиксирован со слуха, а не из письменного источника. В первой части это отдельная страница, где фамилия автора ошибочно записана как «А. Масолов», само же сочинение обозначено как «Антирелигиозная симфоническая поэма». Во второй части отдельной титульной страницы нет, фамилия автора и название записаны мелким шрифтом над нотным текстом — фамилия дана с той же ошибкой, название иное: «Антирелигиозная симфония». Подобных ошибок в орфографии фамилии автора («Масолов» вместо «Мосолов») и расхождений определения жанра (в одном случае «симфоническая поэма», в другом — «симфония») попросту не могло бы быть, если бы переписчики видели перед собой авторский титульный лист. Заметим, что подобные прямолинейно-«идеологические» названия у Мосолова в аналогичных случаях не встречаются.

Таким образом, сочинение не имеет авторского заголовка и определения жанра. В целом оно напоминает ораторию или кантату симфонического типа, либо программную симфонию с участием хора и солистов. Заметны также и признаки театрализации: местами произведение, особенно в первой части, ассоциируется с конфликтной оперной сценой, близкой по драматургическим приемам классическим русским операм XIX века.

«Симфоническая поэма», несомненно, связана с атмосферой своего времени. Прежде всего, самой темой борьбы с религией, которая представлена здесь как разбойный бунт черни. В первой части «Симфонической поэмы» хоровому пению панихиды и пасхальной молитвы противопоставлен текст, возможно, сочиненный композитором: «И подметкой и носком и тяжелым каблуком ты притоптывай ты растоптывай ты притоптывай, подавай! <...> Пей брат в лежку пей подставлю ведро эх гуляй и бей! и бей, и бей, бей!»

Художественное воплощение этого сюжета также определено эпохой. Так, хоровая мелодекламация стихотворений В.Маяковского и А. Жарова во второй части представляет собой типичное для агитационного искусства 1920-х годов итоговое провозглашение, которое часто встречалось в спектаклях театров «Синей блузы» (аналогичным образом завершается Вторая симфония «Октябрю. Симфоническое посвящение» Д.Шостаковича (1927)).

Еще более важной является общая эстетическая окраска «Симфонической поэмы» А.Мосолова. Сочинение выдержано в объективном тоне документа, автор демонстрирует окружающую действительность как снимок с натуры, оставляя слушателю возможность самостоятельно определить собственную позицию. По сходству темы можно вспомнить, например, фотографии и дневниковые записи М. Пришвина, зафиксировавшего разгром Троице-Сергиевой лавры в 1918 г. Подобная эстетика лежала в основе кинодокументалистики 1920-х годов (работы Дзиги Вертова); в музыке она определила появление такого характерного жанра как симфонический плакат, представленный в творчестве Мосолова знаменитым «Заводом» и забытой «Тракторной колонной», впервые в России записанной усилиями команды Радио «Орфей». Неслучайно в «Симфонической поэме» наряду с цитатами революционных песен звучит начальная тема «Завода», которая стала для Мосолова авторским символом неумолимо наступающей новой эпохи. Благодаря своим высоким художественным достоинствам «Симфоническая поэма» существенно расширяет представления современного слушателя об отечественном музыкальном искусстве рубежа 1920-30-х годов и, кроме того, заставляет задуматься о прошлом России и о сущности революционных катаклизмов.

С.И. Савенко

доктор искусствоведения, профессор

ведущий научный сотрудник сектора истории музыки Государственного института искусствознания,

профессор кафедры современной музыки Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского

 

 

 

 

 

Вернуться к списку новостей