Башкирский государственный театр оперы и балета привез на конкурсную программу «Золотой маски» сразу два спектакля: премьерного для России «Геракла» Г.Ф. Генделя в постановке Геннадия Исаакяна и «Орлеанскую деву» П.И. Чайковского в интерпретации молодого режиссера Филиппа Разенкова.

Сам факт появления на российской оперной сцене почти неизвестного широкому кругу слушателей «Геракла» Г.Ф. Генделя заслуживает похвалы, а то, что спектакль поставили в региональном театре – похвалы вдвойне. Многочисленные оперы и оратории этого композитора (а их у него наберется без малого семь десятков) в России совсем не часто появляются на театральных подмостках, а если и звучат, то чаще в концертном исполнении. Что касается «Геракла», то российская премьера его концертной версии прошла в Концертном зале Чайковского всего четыре года назад с международным составом солистов, среди которых, к слову, не было ни одного нашего соотечественника. Так что появление уфимского спектакля – событие радостное и долгожданное для всех любителей барочной музыки. На его создание Башкирский театр оперы и балета даже получил федеральный грант – 11 миллионов рублей.

Режиссером «Геракла» выступил Геннадий Исаакян. Худрук Театра Н. Сац, частенько практикующий сотрудничество с региональными труппами, взялся за генделевскую оперу, твердо решив актуализировать ее материал на злобу дня сегодняшнего. Для этого он перенес место действия из античной Греции в провинциальную российскую квартирку, в которой проживает покинутая супругом Деянира (прекрасная Лариса Ахметова) вместе со своим сыном-подростком Гиллом (Сергей Сидоров). Супруг (Ян Лейше) возвращается, да не один, а с молоденькой Иолой (блистательная Диляра Идрисова), по сценическому типажу напоминающую прилежную студентку филфака, а совсем не роковую красотку, способную увести из семьи мужа. Но ревность в сердце оставленной на долгое время жены вспыхивает мгновенно. Тут-то и начинают кипеть нешуточные страсти, да такие, что в апогее своих эмоций Деянира обливает квартиру бензином-керосином и поджигает. Такое развитие событий можно представить разве что в каком-нибудь второсортном российском сериале для домохозяек, хотя даже там больше предпочитают мстить, биться в истерике и глотать таблетки. Свидетелем этой семейной «драмы» (намек на античную трагедию?) становится стоящий на полукруглых станках хор, который зачем-то несколько раз по ходу действия переодевается то в разноцветные ткани, то в современную одежду.

Пространство, в котором разыгрывается спектакль максимально сужено. По центру сцены небольшое прямоугольное возвышение, сильно заставленное мебелью и напоминающее добротно сложенный плот, на котором нашлось место всем квартирным атрибутам, оставшимся еще со времен СССР: и застеленному скатертью столу, и типичному креслу с деревянными подлокотниками, и такому же дивану, и старомодному стеллажу, и даже потертому пианино. Перемещаться в этом пространстве четырем героям сложно. Они (в основном Деянира) периодически нарезают круги, сидят за столом или неподвижно стоят на месте.

Вероятно, постановщики решили связать античность с современностью намертво и в лоб, иначе как объяснить, что после антракта на фоне уже обугленной квартиры главные персонажи предстают перед зрителями уже в квази-античных одеждах ярких, местами кричащих цветов, а хор – в молодежных джинсах-футболках-кедах. Во время предсмертных мучений античный Геракл зачем-то пинает почерневшую мебель и разносит остатки жилища. Наблюдать это скорее забавно, чем интересно, а если бы не актерская игра и музыкальная составляющая достойного уровня, то было бы откровенно скучно. Оркестр под руководством главного дирижера Башкирского театра оперы и балета Артема Макарова звучит вполне солидно и гладко. Прекрасны солистки, Диляра Идрисова и Лариса Ахметова, как сольно, так и в ансамблях. А вот Яну Лейше местами не хватает гибкости и сочных низких обертонов.

Еще один претендент на «Золотую маску» из Башкирского театра оперы и балета - «Орлеанская дева» П.И. Чайковского. Этой опере повезло гораздо больше, чем генделевскому «Гераклу» - к ней обращались и обращаются многие театры, как в России, так и за ее пределами. Но тем более усложняется задача для новых постановщиков. Филипп Разенков, в прошлом ученик Дмитрия Бертмана, в настоящем - главный режиссер Башкирского театра оперы и балета, при создании спектакля «Орлеанская дева» не мудрствуя лукаво пошел по пути традиционного театра – с его историческими костюмами (художник по костюмам Татьяна Ногинова) и декорациями (сценограф Эрнст Гейдебрехт), характеризующими время и место действия, которые указаны в партитуре.

Центральным персонажем он сделал Иоанну д’Арк в темпераментном исполнении Надежды Бабинцевой. Удивительным образом в этой певице воедино сошлись и мощный голос (партия Иоанны сложна и требует от исполнительницы широкого диапазона, а еще густых бархатных низов), и убедительная актерская игра. Бабинцевой удалось создать многосложный живой образ, в котором органично соединились самоотверженность, искренность и страстность. В противовес героизму Иоанны – трусость Карла VII (Артем Голубев), способного разве что наслаждаться роскошью в объятиях ослепительной Агнессы (Резида Аминова), сорить разоренной государственной казной и задумывать побег, едва узнав о разгроме своих войск. Еще один важный и контрастирующий д’Арк участник спектакля – хор (с ним работали аж три хормейстера – Юлия Молчанова, Альфия Белогонова, Александр Алексеев) то восхваляющий и приветствующий свою героиню, то закидывающий ее грязью. Немудрено, что в финале, который представляет собой сцену вознесения, языки пламени и дым в итоге окутывают толпу, а не Иоанну.

Отдельно хочется отметить исполнителя партии Тибо, Раиля Кучукова, звучный и колоритный бас которого сделал немногочисленные появления его героя на сцене запоминающимися и весомыми.

Неплох оказался оркестр под руководством Валерия Платонова, который сумел воплотить лиризм и чувственность партитуры Чайковского. Самым заметным исключением здесь стала, пожалуй, кульминация, где Иоанна в порыве эмоций бросает флаг и где громогласное фортиссимо меди почему-то звучит откровенно фальшиво.

В целом, оба спектакля Башкирского театра оперы и балета показали, что его труппе по силам сложные постановки разных стилей и эпох и вполне вероятно, что в следующих сезонах «Золотые маски» (а не только спецпремии, как в этом году) могут отправиться в Уфу.

Наталия Сергеева

Фото: Олег Меньков

Вернуться к списку новостей