Февраль для Екатеринбургского театра оперы и балета ознаменовался солидными московскими гастролями. Сразу три спектакля – оперы «Кармен», «Пассажирка», а также балет «Ромео и Джульетта» прошли на столичных театральных подмостках в течение недели.

В этом сезоне Екатеринбургский театр оперы и балета – абсолютный рекордсмен среди региональных театров по количеству номинаций на «Золотую маску». Балет «Ромео и Джульетта» претендует на российский театральный «Оскар» вместе с его постановщиками и исполнителями главных ролей. Этот спектакль, помимо москвичей, смогли увидеть жители 60 городов России: его прямая трансляция проходила в кинотеатрах в рамках программы «Золотая маска в кино».

Опера «Кармен», получившая много положительных отзывов, была показана в театре Станиславского и Немировича-Данченко, на родной сцене ее создателя Александра Тителя, который вместе с дирижером спектакля Михаэлем Гюттлером и певицей Ксенией Дудниковой (Кармен) также номинированы на «Маску».

Факт того, что интерпретация самой часто исполняемой, наряду с «Травиатой», оперы, привлек внимание критики и вошел в число номинантов престижной театральной премии, – явление не тривиальное. За 140 лет со времен парижской премьеры «Кармен» были созданы сотни спектаклей, а мелодии знаменитой Хабанеры и «Тореадора» распевали и продолжают распевать даже те, кто и вовсе не знаком с творчеством Жоржа Бизе.

В творчестве Александра Тителя, за плечами которого не один десяток спектаклей, поставленных в России и за рубежом, это второе обращение к шедевру Бизе. Шестнадцать лет назад он уже делал постановку «Кармен» для театра Станиславского и Немировича-Данченко, которая идет до сих пор. Там действие происходит в 30-е годы ХХ века. В новой же версии Тителя герои оперы живут в небольшом испанском городке в послевоенные годы – время разрухи, торжества коррупции, мафии и контрабанды. Режиссер намеренно оставляет дистанцию от настоящего и создает спектакль «низов и про низы». Свободолюбивая Кармен по-прежнему работает на фабрике, но ее образ напрочь лишен агрессивной сексуальности. Она обольстительна, женственна, маняща и не лезет за словом в карман.

Постановка насквозь пропитана знойностью. На это работают теплое цветовое и световое решение большинства сцен, плавность и темпераментность в движениях главной героини, и звучание оркестра под управлением Михаэля Гюттлера.

Александр Титель обратился к первой авторской редакции с разговорными диалогами, которые в итоге слушаются не затянуто и нудно (ну дайте, дайте же прекрасной музыки!), а становятся катализаторами развития всех событий, как это и было изначально задумано Бизе. Местами совсем не идеальный в исполнении екатеринбургских солистов французский, сам по себе, и в вокальном, и в разговорном вариантах придает опере особую чувственность и шарм.

Здесь нет быков (разве что тележки с их головами, которые несколько раз появляются на сцене) и гор, где прячутся бандиты, но есть трамвай, на котором приезжают мужчины, чтобы поглазеть на выходящих с работы девушек, и на котором сбегает от своих преследователей Кармен, посеяв панику у пассажиров; есть грузовик с контрабандой и даже броневик, на котором беззаботно играют дети. Пространство сцены намеренно сжато сверху плотным навесом, а по бокам двумя огромными разграфиченными стенами с дверьми, которые, по мере развития действия, выступают то входом на фабрику, то в кабачок Лилас Пастьи, то в казарму Хосе. Это придает истории своеобразную подпольность, играя на руку режиссерской идее создать спектакль «низов и про низы».

Екатеринбургская «Пассажирка» стала первой российской премьерой этой забытой аж на сорок лет (не считая semi-stage версии в Москве в 2006 году и двух концертных исполнений - в 2010 в Новосибирске и в 2014 в Перми) оперы Мечислава Вайнберга. Интерес к оперному творчеству композитора в России заметно вырос за последний год. Под занавес прошлого сезона Мариинка поставила «Идиота» (режиссер – Алексей Степанюк), в феврале свою версию этой оперы предложил Большой театр (режиссер – Евгений Арье), а «Новая опера» вслед за Екатеринбургским театром создала свой вариант «Пассажирки».

Показ екатеринбургского спектакля в Москве завершил масштабный фестиваль «Вайнберг. Возвращение», в рамках которого звучало много произведений других жанров, проходили дискуссии и лекции. Одним из главных событий этого форума стал приезд в российскую столицу Зофьи Посмыш – автора повести, по сюжету которой была написана «Пассажирка». Писательница посмотрела екатеринбургскую постановку в Москве и, выйдя под несмолкающие аплодисменты в конце вечера на сцену вместе с певцами и создателями, адресовала спектаклю теплые слова благодарности.

С первых жестких звуков литавр во вступлении музыка «Пассажирки» захватывает и не отпускает вплоть до финальных аккордов оркестра, оставляя очень мощное впечатление и поражая своей глубиной и многообразием. Оркестр под руководством Оливера фон Дохнаньи звучит убедительно и ярко.

Перед тем, как ставить оперу на екатеринбургской сцене, режиссер Тадеуш Штрасбергер (который в прошлом сезоне там же поставил «Сатьяграху» Гласса, получившую спецпремию жюри и приз критики на «Золотой маске») специально ездил в Аушвиц и встречался в Варшаве с Зофьей Посмыш. По его словам, впечатления от поездки определили режиссерское решение спектакля. Жуткую атмосферу лагеря смерти на сцене создают огромные дымящие кирпичные печи и мрачные нары в бараке, где живет Марта (Наталья Карлова) вместе с другими заключенными. По мере развития сюжета, появляется куча чемоданов и других вещей новоприбывших и даже точная копия стены в камере смерти, которую режиссер видел в Аушвице. Кульминацией здесь становится убийство жениха Марты, заключенного Тадеуша (Дмитрий Стародубов) под замирающие звуки Чаконы Баха. Леденящий кровь хор «Черная стена» (хормейстер – Анжелика Грозина) усиливает общее мощное впечатление.

Сцены плавно и динамично перетекают из одной в другую – с корабля в барак, логово надзирателей и крематорий. Действие на трансатлантическом лайнере происходит в ограниченном, сжатом пространстве, которое становится ловушкой для Лизы (Надежда Бабинцева), зажатой в тиски собственной совести. Зритель же как будто наблюдает за происходящим со стороны, через окно иллюминатора.

В некотором смысле «Пассажирка» схожа с «Сатьяграхой» - своей серьезностью сюжета и гуманистическими идеями, лежащими в основе. Апеллируя к животрепещущим темам, обе оперы приобретают особую актуальность и одновременно становятся новыми страницами в истории сильных премьерных спектаклей.

Наталия Сергеева

 Фото: Сергей Гутник

Вернуться к списку новостей

Опрос

Включая радио "Орфей", Вы ожидаете, что...

Завершить Please select minimum {0} answer(s). Please select maximum {0} answer(s).

Рассылка