Кто в опере главный - Российский государственный музыкальный телерадиоцентр

2016 год Московская филармония завершила исполнением «Фауста» Гуно, качество которого составило бы честь любой сцене мира.

Символично, что в григорианское Рождество прозвучала опера, при всем своем лирическом начале и удаленности от глубинных смыслов гетевского уртекста, базирующаяся на решении вечных вопросов – о добре и зле, грехе и прощении, любви и предательстве. Некогда один из самых популярных опусов мирового репертуара, «Фауст» сегодня звучит реже, чем того заслуживает, а в Москве его явно не хватает. Недавняя премьера в «Новой опере» эту лакуну не заполняет, хотя, конечно, хорошо, что хотя бы в одном московском театре это название вновь возникло в афише.

«След» «Новой оперы» был явственен и в филармоническом концертном исполнении. Второстепенные, но важные партии были качественно – мастеровито и эмоционально – спеты ее солистами Валерией Пфистер (Зибель), Ириной Ромишевской (Марта), Борисом Жуковым (Вагнер). Еще один «колобовец» - Василий Ладюк – выступил в центральной, хотя и не определяющей партии Валентина, в чем можно усмотреть как такт, так и грамотный расчет певца. Ведь Ладюк – хозяин фестиваля «Опера Live», финальным аккордом которого концертный «Фауст» и оказался. Форум проводился в столице уже в третий раз – как и в прошлые разы в его оперных проектах Ладюк не тянет одеяло на себя: не выбирает названия, где бы баритон был бесспорным голосом «номер один», а дает возможность полноценно прозвучать своим именитым партнерам.

Партнеров «Опера Live» подобрал впечатляющих. Бывший солист «Новой оперы» Сергей Романовский, блистающий сегодня на мировых сценах, предстал титульным героем, спев как разочаровавшегося в жизни старика в прологе, так и преображенного чарами Мефистофеля пылкого молодого любовника (нередко партию делят на двух исполнителей). Ирина Лунгу, молдаванка из Воронежа, которую на конкурсе Чайковского 2002 года забаллотировали в финале, ныне поющая в лучших театрах Европы и Америки, предстала невероятной Маргаритой – сочетающей в своем пении пластичность и насыщенность итальянского бельканто с изяществом французского стиля. Не лишним будет добавить, что исключительно выигрышные внешние данные артистки способствовали тому, что у проекта была героиня, о которой стоит только мечтать.

 

В зловещей партии повелителя тьмы выступил Ильдар Абдразаков – бесспорная мировая звезда сегодняшних дней. Декабрь в целом оказался московским месяцем в карьере певца: помимо филармонического «Фауста» он еще дебютировал в двух столичных театрах. В Большом спел короля Филиппа в «Доне Карлосе», а в «Стасике» - четырех злодеев в «Сказках Гофмана», вновь сатанинские роли. Абдразаков равно убедителен и в итальянском, и во французском репертуаре, но, кажется, гибкость и вальяжность последнего ныне ему идет гораздо больше. Его Мефистофель это вполне подтверждает: при всей мощи и стихийности, положенных люциферу, его черт – изящен, даже куртуазен, игривостью и азартом напоминает моцартовского Дон-Жуана. Годы западной карьеры сказались на манере и эстетике звука: в пении Абдразакова сегодня почти совсем не угадывается ничего от русской традиции исполнения партии (как мы ее помним, например, по могучему вокалу Александра Пирогова), это совершенно аутентичный французский стиль. Что с одной стороны, бесспорно, ценно, но с другой одновременно и жалко – оригинальность национальной трактовки, кажется, безвозвратно канула в лету.

В совершенстве и стильности вокала с ним держали уверенный паритет Лунгу, Романовский и Ладюк. Особенно это важно для последнего, чья западная карьера пока не столь внушительна и главным образом он радует своим искусством отечественную публику, за что она ему безмерно благодарна. С большим вдохновением были исполнены как хитовые страницы партии (каватина, сцена смерти), так и менее известные. Драгоценностью вечера оказались ансамбли, когда каждый из исполнителей бережно поддерживал партнера и стремился к достижению высот гармонии. Артистические таланты и богатая театральная практика солистов способствовали превращению концертного исполнения в подлинный спектакль, где выразительными оказывались каждый жест, взгляд, поворот головы, каждая мизансцена. В Зале Чайковского царила ее величество опера, властно доказывая, что главное в ней музыка, качественное и эмоциональное исполнение. И в этом случае она вполне самодостаточна.

 

Заслуга событийности принадлежит не только солистам, но и великолепным «Мастерам хорового пения» (худрук Лев Конторович), и фантастически чуткому БСО им. П.И. Чайковского, которые исполняли в памятный вечер французскую классику как родную. Над всем царил молодой маэстро Андрей Лебедев, признанный специалист по французскому репертуару: ведь именно за другую оперу Гуно «Ромео и Джульетта» весной он получил законную «Золотую маску».

 

Александр МАТУСЕВИЧ

/фото предоставлено организаторами/

Вернуться к списку новостей