В обширной музейной коллекции фотодокументов Сергея Васильевича Рахманинова есть несколько фотографий, запечатлевших увлечение Сергея Васильевича автомобильной ездой. На одной из них мы видим композитора за рулем его автомобиля «Лорелея» фирмы «Lobeles» (Франция-Бельгия») – роскошного ярко-красного спорт-фаэтона с шестицилиндровым мотором мощностью 28 л.с. Пассажиры – двоюродные сестры Анна Трубникова и Наталия Лантинг и друг Рахманинова певец Михаил Слонов. Снимок сделан в имении Рахманинова Ивановка в 1912 году. В письме племяннице от 11 мая 1912 года Рахманинов сообщает: «Моя жена и мои дети, из собственных средств, только им одним принадлежавшим, подарили мне Auto. Приезжай! Буду катать».

Рахманинов тут же окрестил автомобиль именем «Лора». Он безмерно радовался новому приобретению, как радовался всегда всяким необыкновенным вещицам и особенно техническим новинкам, вроде пылесоса. По воспоминаниям друга композитора, Александра Гольденвейзера, Рахманинов одним из первых людей среднего класса (не богачей) купил автомобиль и в короткий срок сделался виртуозным шофером. Правда, «Лора» из-за многочисленных технических неполадок скоро разонравилась Рахманинову, и он сменил машину, выбрав на этот раз Мерседес – более мощный и вместительный.

Освоив автомобиль, Рахманинов стал мечтать о тракторе. Он обратился к своему знакомому в Министерстве земледелия, но тот безмерно удивился, зачем Рахманинову, имевшему в хозяйстве сотню лошадей, еще и трактор? Сам буду ездить, -  ответил Рахманинов. Трактор так и не был куплен – началась война.

И за границей поездки на автомобиле оставались любимым развлечением Рахманинова. Сестра его жены Софья Сатина написала в своих воспоминаниях, что композитор всегда управлял автомобилем сам, хотя и брал с собой шофера на случай каких-либо поломок. Он и его автомобиль были застрахованы от всего – от пожара, поломки, столкновения с другой машиной, увечий и членовредительства. Но к счастью, страховка никогда не понадобилась – правил он великолепно и любил быструю езду. Живя в своем имении Сенар в Швейцарии, Рахманинов с семьей совершали долгие автомобильные поездки – в Байрейт, даже в Париж, делая только короткие остановки. Даже находясь на лечении в санатории в Баден-Бадене, Рахманинов не расставался с автомобилем: «Катаемся в это время (вечером, после лечебных процедур) на автомобиле (моя «Линочка» тут)». Собираясь с женой Натальей Александровной в Экс-ле-Бэн во Франции, Рахманинов сообщал в письме Сатиной, что едут они на автомобиле. «Это всего 344 километра. Автомобиль будет с нами. Если что случится, немедленно удерем, развивши предельную скорость».

Известно одно, казалось бы, парадоксальное, но, по сути, очень верное высказывание Рахманинова о связи двух искусств – музыки и автовождения: «Хороший дирижёр должен быть, естественно, и хорошим шофером. И автомобилисту, и дирижёру необходимы концентрированная воля, напряженность внимания и постоянное присутствие духа. К этим свойствам дирижёру нужно всего лишь добавить небольшое знание музыки».

Ещё больше интересной информации вы найдете на сайте Российского национального музея музыки.